Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

лестница, собака

(no subject)

Мимо нашего дома вчера шел седой сгорбленный мужчина в темном плаще и с палкой. Шел и насвистывал мелодию. В ней было предчувствие мартовской воды, что будет скрываться под застарелым тяжелым льдом, и треньканье выживших птиц, и бледное кружево облаков. Будто в переулок забрел рассеянный сказочник. Где же еще ему появиться, - любовно думала я, - как не в этих старых домах, средь прошлогодней листвы и бурых трав.
Тем временем, сказочник остановился, сплюнул под ноги и сказал:
- Ебать-переебать!
Из-за чего стал мне еще симпатичней.

* * *

На Новый год мама подарила нам какую-то особенную кастрюльку. Красивую, удобную и с дырочками для слива. Макс вертел ее в руках, вспомнил про лосося, томящегося в морозилке, и сказал:
- О! Это чтобы Танюша уху ела.
- Сам ты ухуел, - пробасил папа, давясь смехом.

* * *

Рассуждая о папином лечении, мама упоминает, что может сама делать внутримышечные уколы. Через пару минут папа подытоживает:
- Значит, ты умеешь колоть...
- А я... - встреваю я.
- А ты умеешь подкалывать, - перебивает он.

* * *

1 января вышла на прогулку с собакой Чипом. Безлюдный двор, сырое небо, на ветвях дрожат серебряные капли. И вдруг над собой я вижу дятла. В это постапокалиптическое утро он один так уверенно, по-хозяйски работает, стачивая неустанный клюв, что на миг становится ясно: 2012 - год черного дятла.

* * *

Вчера девушка в банке дала листок и сказала расписаться там, где галочки. Ее собственная подпись оканчивалась штрихом, точь в точь похожим на птичку. Я подумала, поколебалась - и все-таки присобачила свой росчерк в конце ее. Увидев этот тандем подписей, девушка даже поперхнулась от недоумения.

* * *

Должно быть, вчера вечером я очень хреново выглядела, если кассирша, сканируя покупки, сочла нужным меня предупредить:
- Эти пельмени дорогие, вы в курсе?
Совершенно теряюсь в таких ситуациях! Вот Макс сразу сказал, что надо было дать ей сотенную купюру со словами:
- Эта бумажка большая, вы в курсе?
Мне срочно нужен суфлер! А уж интересную жизнь я ему обеспечу.

* * *

В декабре пропустила несколько уроков немецкого подряд. Наконец явилась. Мы проходили косвенные вопросы и должны были о чем-нибудь друг друга спросить.
Одногруппник В. смотрел-смотрел на меня, думал и наконец сказал:
- Я хочу знать, придешь ли ты в субботу на урок?
- Да, Таня, - вмешалась преподавательница, - я тоже очень хочу это знать.
Я ответила утвердительно.
В субботнее утро лежала в постели, безжизненная и плоская. До чего же был велик соблазн так и увязнуть в простынях. Но я вспомнила про свое обещание, кирпичом выпала из кровати и поползла.
На уроке мы опять задавали друг другу косвенные вопросы. Одногруппник А. думал-думал и наконец сказал именно то, что я боялась услышать:
- Интересно, будешь ли ты регулярно сюда приходить на следующей неделе?
- Да, Таня, - вмешалась преподавательница.
Всю последующую неделю посещала уроки как зайчик.

* * *

Устлали коридор новым ковролином. Красивый, синий (или зеленый? чо-то забыла). Буренчик в это время спал и, проснувшись, был очень напуган новшеством. Долго не осмеливался ступить, приседал, сутулился, заносил гладкую белую лапу над дорожкой - и вновь прижимал уши, сутулился.
- Кот ковра боится, - недоумевал Димка.
Зато Сова мигом освоилась. Раскинула меха, разлеглась, сверкая драгоценными глазами. А потом вскочила - и давай драть когтями.
- Сова! - крикнул Макс. - Ты щас на бабки полиняешь!
Та затихла.
- Что она там делает? - спросил Макс.
- Сидит, - ответил Димка, - линяет.
Этой ночью Сова атаковала обои. Макс возмутился:
- Обои обдирает. Ремонт, сука, затеяла!

* * *

Они сейчас окружили наше ложе, дремлют, растопырив уши, изредка вздрагивая усами. "Зайки мои сраные", - шепчу в удушающей нежности, - "что вам снится?"
Мне вот на рассвете пригрезилось, будто я обросла огромным пузом и черной бородой, одета в алый кафтан и зовусь Володя. Все так и говорят, кивая на меня: мы с Володькой то, мы с Володькой се...
Потом я увидела в зеркале лицо, что всегда кажется мне бледным, средним, никаким. Этим утром оно было оглушительно красивым - без кудлатой-то бороды.
(Спасибо, Владимир!)
лестница, собака

(no subject)

В сердце вцепился краб и мешал уснуть. Папа неважно себя чувствует и тянет с обследованием, а я в таких случаях паническая квочка и ненавижу свою голову за то, какие сценарии невольно в ней всплывают.

Я лежала и не плакала, потому что жалость и тревога не пролезали в слезные железы. И вспоминала воскресенья из дошкольного детства. Серия ментальных фото: мамино розовое платье, чайник в крошечный цветочек, солнце гуляет по подоконнику, мама и папа шатены. Но меня затянуло в кадр, и вдруг стало ясно, что все дальнейшие годы произошли не со мной. И темная спальня, и взрослое тело, и голоса в соседней комнате - тоже из чужой жизни. И я еще долго ползала по фотоальбому, и было кружевное воркование голубей, невыносимая солнечная зелень, ершистые друзья, подорожник, прижатый к ране, все молоды и живы, и далеко - это только про расстояние.

Потом пришел Макс, я сказала, что уже два часа не могу уснуть, и он принес коньяк и сушеную айву, мы много разговаривали, затем нахлобучились и упали в сон, не терпящий возражений. Так настоящее опять победило прошлое.

Во сне я потеряла носок (возможно, он остался в 89-ом), наутро проспала и вела урок на все еще нетрезвую голову, затем отправилась на работу. На улице мне стало легче.

Странно, но эта ночь, сгусток боли и необратимости, была очень счастливой.
лестница, собака

(no subject)

А спозаранку моя сестра Катя вышла замуж. Ради нее я накрасила ресницы. Ради мамы не надела красную юбку, которую та ненавидит. Ради папы нарушила данное невесте обещание явиться в леопардовых трусах на голове. Словом, я была очень, очень нарядная.
Пока торчала на остановке, на макушку что-то капнуло. Воздела голову к небу, и тут произошло два события. На ветке я увидела жырного голубя, а на щеку упала еще одна сырая клякса.
Вот так превращение, думала я, обшаривая карманы в поиске салфеток. Только что была нарядная девочка, а теперь - обосранное голубем чмо.
У водителя тоже выдалось хмурое урбанистическое утро. "Столько претензий от каждого пассажира!" - жаловался он. - "Даже жена... Что за день?" - "Да уж", - сказала я интимным приглушенным голосом. - "Я вот опаздываю на свадьбу к сестре, и меня дважды обосрал голубь." Водитель заметно повеселел, а на прощанье пропел "мой голубь сизокрылый" и неприлично заржал.
Однако не только выходка глупой птицы сулит счастье новобрачным. Пока стояли у нелюбезно закрытого загса, рядом копалась в мусорнике женщина-бомж. Нашла бутылку, где плескались остатки вина, осушила до дна и торжественно воскликнула: "За вас, молодожены!"
Сегодня нам еще предстоит много пива, а пока мы ненадолго попрощались. "Будь осторожна!" - вдруг тепло сказала Катя, которая славится строгостью. Не пролетело и минуты после расставания, как я услышала в трубке: "Я тебе сказала быть осторожной! А ты, падла, на красный свет дорогу перешла."
(Пьем чай, и вдруг она ярко-ярко улыбается. "Ты чего?" - спрашиваю. "Да как тебе сказать", - отвечает задумчиво. - "Я, мягко говоря, довольна."
Пусть так и будет. Они просто невозможные зайчики.)
лестница, собака

(no subject)

О чем вы думаете, когда не можете заснуть?

Я представляю, что лежу в колыбели, которую раскачивают гигантские жабы. Их лапы добры и зелены.

Или вспоминаю все 11 домов, в которых жила. Хожу по комнатам, трогаю вещи и наблюдаю за теми, с кем была под одной крышей. Некоторых уже нет в живых, но они солнечно и мягко остались в своих домах. Мне нечего сообщить, кроме всехорошоятебялюблю (а что еще можно сказать?). Зато я слушаю их голоса и движения, и смеюсь, и морщу нос.
Они уходят, а тебе остаются черно-белые пленки. Лишенный настоящего, сверлишь взглядом записи из прошлого. И с каждым просмотром замечаешь все больше подробностей. Когда бы еще столько узнал о тех, кого любил. Когда бы еще так трудно было дышать.

Или придумываю, что иду по дороге, а местные красоты радуют глаз. Это просто: горсть песка под ноги, зелени по обочинам, щепотку птиц в небо.

Или воображаю котов (обычно своих) в разных профессиях. Пусть Буренок будет театральным критиком, придерживает капризно у носа лорнет. Нет, не критиком. Хирургом. Мяконько ходит по операционной, белый халат, лоб нахмурен. А Сова - училка. Расфуфырилась и ставит двойки. А Фисташка - продавщица в парфюмерном магазине, рекомендует флакон и подмигивает.

Или играю с цветами. Пусть крокодил будет синий, а аист зеленый, а песок розовый, а море совсем белое. Здесь мой внутренний взгляд утомляется от калейдоскопных вихрей, и я проваливаюсь в сон, как в банановый гамак.

Что танцует перед вашими глазами, когда не выходит уснуть?
лестница, собака

(no subject)

Крыльцо у здания, где я работаю, ежечасно полирует растрепанная седая уборщица.
Ежечасно - потому, что вокруг тьма голубей, засирающих и крыльцо, и крыши, и дорогу.
Итак, уборщица драит ступеньки.
А потом высыпает у крыльца кастрюлю еды для птиц и смотрит на тыщу крыльев, хвостов, любопытных голов, тюк-тюкающих клювов.
И опять за работу.
Что же есть любовь, если не это.
лестница, собака

(no subject)

Деревня оказалась базой отдыха, но это не помешало проводить дни в таком восторге, от которого сбились с толку все мои органы восприятия: нос вглядывался в молокососные сосенки, а кожа слушала недовольный писк одинокой трясогузки. Я, похоже, обезумела и целыми днями бегала по лесу и песку, теряя цветные вьетнамки и пыльными пятками натыкаясь на шишки. Город после возвращения кажется грязным целлофановым пакетом.
лестница, собака

(no subject)

Черт возьми! В двух минутах ходьбы от моего офиса - в минуте, если нестись с нетерпеливым прискоком - оказались качели. Качели, на которых можно летать под туповатым углом в сто тридцать градусов, с которых видать три района и частный сектор в балке. И которые находятся в сонном коричневом дворике, утыканном тополями.
Раскачиваясь, закрыла глаза и минут пятнадцать смотрела, как по смеженным векам гуляет желто-бурый узор из солнца и теней. А открыв, увидела, что сбоку стоит мужик в тельняшке, поедающий батон.
- Я такой сияющей рожи десять лет уже не видел, - сообщил он.
Я по-прежнему не умею слезать с качелей. Руки пахнут нагретым железом, как в детстве.
А на капюшон нагадила птичка, констатируя мое счастье.
лестница, собака

(no subject)

Где-то в три часа ночи в спальнях появляются птицы, сжимающие в клювах конверты.
Конверты шмякаются на пол, разбухают, топорщатся. Лопаются - и наружу вырываются понедельники, вторники или - как сегодня - пятницы.
Каждому спящему по вторнику. Иногда один на двоих и больше - перебьются.
Вторники, как и четверги, бывают разные: ласковые и дикобразообразные, гладкие и такие, по которым катишься кубарем.
Птица иногда захворает и не явится с понедельником. И человек долго может прожить в воскресенье. Хуже, если птица прихворнет посреди недели.
Бывает, что птица перепутает конверты. Кому-то возьмет и достанется среда вместо пятницы. А то и вовсе чья-то чужая суббота.
Надеюсь, все сегодня получили в конвертиках полупьяную пятницу?
лестница, собака

(no subject)

Чаще всего в новогодних пожеланиях встречаются формы глагола "быть". Особенно "будет" ;)
Кто еще стал бы в праздничный вечер заниматься семантическим анализом :)

Маричка подарила сороку-марионетку, которую мы сперва посчитали Стравусом. Стравус-сорока соблазнительно вертит задней частью. Подцепив ее (upd: сороку, а не заднюю часть) на карниз, увидели вовсе непристойную картину: птичка страстно обхватила лапами тонкую отопительную трубу, будто шест. Глаза кокетливо скошены вниз.

День удался. Неделя удалась. Год был тяжелым. Но ведь удался. Живы-здоровы-спасибо-большое-все-просто-прекрасно-и-так.

С Новым Годом, мои милые. Пусть он будет ласковым.