Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

(no subject)

Дома везде свисают котики, как плавленые часы. А выйдешь за дверь - сверху падает горячее одеяло из красок, запахов и суетливых звуков. Асфальт хватает за ноги.
На краю рынка женщина звонко повторяет:
- Подходите, покупайте, разбирайте! Такое редко где увидишь!
На прилавке у нее, меж тем, лежат пучки укропа.
Смуглый мужчина берет один, вертит в руках:
- И что в нем такого?
- Минэт делаэт, - подсказывает его усатый товарищ.
Ржут, как школота, но покупают шесть пучков. Видимо, на всякий случай.

* * *

Лежим с Максом перед сном, сплетничаем. Он рассказывает про знакомую, которой позвонил ее молодой человек и сообщил, что хочет расстаться.
- Вот так, по телефону?
- Ну, Попов не зря свой хлеб ел, - философски отвечает Макс.

* * *

Обширный человек запихивает в рот обширный бутерброд. Попутно объясняет друзьям, почему у него не сложилось с одной дамой.
- Я целую ей пальцы, а она сразу: "Хочу тебя", - говорит и презрительно кривится.

А в кондитерской лавке импозантный мужчина просит килограмм конфет. На что бледненькая востроносая продавщица вдруг отвечает:
- Даже не пытайтесь, я замужем!
Растопыривает пальцы, показав юное золотое колечко.
- Ну... приятно встретить такую самоуверенную особу, - говорит мужчина.
- Ой, мне тоже очень приятно! Но говорю же: я замужем!

* * *

Марина недавно поставила спектакль со своей театральной студией. На показ пришли пяти- и шестиклассники. В одной сцене молодая жена говорит, что ее стало подташнивать. Теща ехидно комментирует: ага, и огурцов банка куда-то делась из холодильника. А молодой муж волнуется: что же это с тобой?
- Ну ты и тупой! - выкрикнул из зала какой-то юный зритель.

* * *

Сегодня смотрели фильм "Сережа". Мальчик поднимается на башню, хотя там слишком высоко для таких маленьких.
- Кто это? - спрашивают его откуда-то сверху.
- Сережа, - говорит он, карабкаясь по лестнице.
- Какой еще Сережа?
- Суицидальный!
Мы несколько раз перемотали назад. Слово вписывалось в контекст, но не в советском же фильме шестидесятого года. Наконец расслышали:
- С улицы Дальней!

* * *

Кижаев сделал на своей даче чудесные качели, на которых можно раскачиваться во всю силу. Я вспомнила, что качели останавливают время: пока летишь от вишневых веток к абрикосовым, ты бессмертен, легок и всемогущ.
А на следующий день я наебнулась с них, пополнив копилку нового опыта. Давно земля так резко не вставала перед лицом! Но чем больше ссадин, укусов и синяков, тем более настоящим получается лето.
Так люблю эти дни горячего застоя. Город сворачивается в рулон, все немного глупеют, и спасение только в ледяном пиве. О да, пойду спасаться. Привет!

лестница, собака

(no subject)

Парикмахерша С. рассказала поучительную историю. Однажды к ней пришла девушка с черно-красными волосами, чтобы немедленно стать блондинкой. С. объяснила, что предстоит 1) смыть черный и красный, 2) подождать три дня и лишь потом 3) осветлить волосы.
- Это долго, - запротестовала девушка. - Я хочу срочно шокировать мужа.
И, несмотря на ворох увещеваний, настояла на мгновенном превращении в блондинку.
Когда смыли стендалевские цвета, волосы стали медными. Девушка сделала снимок и отправила мужу фото с подписью: "Продолжение следует..."
Однако случилось то, чего опасалась С. Волосы клиентки наплевали на светлую краску и вернулись в старый цвет. (Такое редко, но бывает.) Домой она заявилась опять черно-красной.
Зато муж был все-таки шокирован. Увидев рыжую фотографию, он целый день терзался догадками, что будет дальше. А жена ррраз - и осталась прежней.

* * *

А я чересчур залихватски чикнула пальцами, показывая парикмахеру нужную длину. Теперь у меня на голове квадратный одуван, с которым не знаю что делать.
Вспомнила, как однажды готовилась к уроку. Нарезала кучу карточек, увлеченно щелкая ножницами. Среди обрезков потом нашелся крупный клок волос, случайно попавший под горячую руку.
И степлером как-то пришила к юбке отчет о посещаемости учеников. До сих пор жалею, что бездумно отцепила лист. А можно было бы:
- Посещаемость? - срываю с себя юбку и швыряю на стол директора. - Вот, взгляните.

* * *

Марине сорок шесть, но выглядит она чуть старше своей дочери-студентки Жени. Люди, которым за тридцать, кажутся ей взрослыми и солидными. Даже боязно с ними заговорить. Иногда Марина спохватывается, что старше многих из них. В остальное время не помнит, сколько ей лет. (Я всегда думала, это славно.)
Пару дней назад Марину высадили из поезда на границе, потому что в ее паспорте до сих пор нет фотографии в сорокапятилетнем возрасте. (Я по-прежнему думаю, что хорошо не помнить о своих годах. Только стоит ввести в телефон напоминание на 2030: "Тебе 45. Вклей новое фото!")
- Женя очень расстроилась, что дальше пришлось ехать одной, - сказала бабушка об этом инциденте. - Кто же теперь будет снимать ее на фоне ленинградских красот?

* * *

Говорили с учеником Д. про Крым. Я упомянула, что хотела бы попасть на Тарханкут.
- Это место не для вас, - порывисто сказал Д. - Там только наркотики и секс.
Мои брови ушли на затылок.
- Поверьте, - настаивал Д. - Кроме секса, там ничем не занимаются. Это же не для вас! Вы слишком вежливая.
Замолчал, поразмышлял - и сказал:
- Впрочем, я перепутал. Не Тарханкут, а Казантип.
О да, я очень вежлива. Во-первых, не секс, а половой акт. Всегда извиняюсь перед тем, как инициировать. И не повышаю голос в процессе. А в конце не забываю сказать "приятно было познакомиться".

Зато ученик С. однажды отметил - в невинном контексте - что не может представить меня на шпильках и в повседневной одежде. И неожиданно добавил:
- А вот в кожаных шортах, с плеткой и на шпильках - могу.
Из чего я сделала радостный вывод, что хотя бы кто-то видит меня строгим учителем.

* * *

Под окнами ежедневно гарцует стая детей. Мокрые спины, пыльные пятки. И крики:
- А ты с ней дружишь, да? А что она тебе пообещала?
Эти острые голоса врезаются в дневной сон. Я пробуждаюсь, и первое чувство - неизменное удивление. Поверить не могу, что там, за окном - не я. И пять лет, харьковский август и смешные приятели никогда больше не повторятся.
Мне почему-то кажется более естественным шастать по различным годам, как по друзьям. Прийти, поржать над свежими новостями, поделиться своими. И вернуться домой.
лестница, собака

(no subject)

В маршрутке меня тронула за локоть соседка, суховатая седая дама.
- Все время улыбаешься, - заметила она.
Ее пальцы вдруг оказались у моих глаз, потом холодно сползли от крыльев носа к углам рта. Я забыла, что умею дышать.
- Первые морщины появятся вот тут, - сказала она. - А потом будут глубже, глубже, глубже...
Вовремя, размышляла я, глядя в ее потустороннее лицо. Еще пару лет назад я бы изумленно обгадилась. А сейчас думаю: ах, если бы вы могли гарантировать жизнь до глубоких морщин. Таких глубоких, чтобы проступали белой паутиной на загорелом лице.
Вслух же сказала:
- Ваши бы слова да богу в уши.
Она удивилась и нырнула в себя. "Кто кого озадачил", - подумала я, а через минуту опять улыбалась, некстати вспомнив, что одна моя тетя выменяла девичью фамилию Глущенко на Лохова. Только представьте: вот за этим она томилась в душных очередях и полировала паспортный стол.
("целуем лоховы", - восклицали поздравительные телеграммы.)

Collapse )
лестница, собака

(no subject)

Было очень темно и пусто, и больше всего хотелось скукожиться на скамейке в нелепейшей, бесстыдной истерике. Если честно, я рада, что потеряла ключ. Невозможно было бы находиться в замкнутом пространстве наедине с новостью, которая тяжело утвердилась в голове. Умер. Необратимость.

И единственным, что не давало согнуться пополам, был огонек сигареты, краснеющий под козырьком у соседнего подъезда. Во мне ворочался страх: вдруг курильщик подойдет, проявляя невыносимую и ненужную участливость. Или продолжит стоять и, чего доброго, будет мучиться совестью: не утешил. Огорчится на ночь глядя...

Курильщик - точнее, огонек - оставался недвижим, и чуть позже я поняла, что это сияет лампочка домофона. Окинула взглядом дом. У каждого подъезда стоял безмолвный и неподвижный курильщик. Пять воображаемых ангелов стерегли мой рассудок. Теперь всегда буду благодарна домофонам.

Укладывалась спать в таком смятении, что прописала и оставила на видном месте утреннюю последовательность действий:
1. Поставить чайник.
2. Вызвать такси.
3. Помыться.
4. Собраться.

Смешнейший список, придерживаться которого не получилось. Все утро обнимала кота и играла с котенком, пока до выхода не осталось пять минут. Пыталась втиснуть туда холодный душ, натягивание недосохшей одежды, форсирование волос. Конечно же, безуспешно.

Близкие люди пускают корни или в моей голове, или в сердце. И если я так растеряна, столкнувшись со смертью (необратимостью) того, кто застрял лишь в голове, то что же будет... Что же будет?

А наступивший вторник вытряс, как авоську, и нагрузил многим, многим. И я, легко подбирающая слова, не знаю, как об этом говорить. Выпитый день плещется из стороны в сторону, не находя выхода.

И если уж рассказывать, то кому-нибудь, кто просто тычет пальцем в мир, испытывая не то на прочность, не то на предсказуемость. Только в чей-то холодный интерес и можно окунуть этот ужас, чувство вины и недоумение.

Глупо звучит, но не знаю, что делать с дедушкиными смсками. Наверное, пусть будут, пока не расшибу телефон во время очередных полетов на качелях.
лестница, собака

(no subject)

Ежедневно мне что-то подсыпают в чай. Иначе как объяснить ощущение, что вся нынешняя жизнь происходит не со мной. Сны же, напротив, необычайно реалистичны. В утренней голове моей копошатся сомнения: быль? небыль?

Встретилась бывшая одноклассница, поделилась:
- Тааак хочется секса, Танька! Тааак хочется! А муж на работе - нескоро вернется.
В общем, то ли жаловалась, то ли хвасталась.
Целый день я была под впечатлением: шутка ли, шесть лет не виделись - и такая откровенность. И лишь под вечер пришла в себя: это же не настоящая Л., а проделки моего спящего мозга.

На следующий день я прочла у kabluchok про строителя, который делал в ее квартире ремонт и походя пересказывал роман Золя. Разумеется, в мои сновидения тут же пришли чуваки в оранжевых жилетах (такими уж мне рисуются строители), стали долбить кирками асфальт и блистать цитатами из Ильфа и Петрова. Я разулыбалась чуть ли не до слюней на подушке, но поняла, что далека от бодрствования, когда один из строителей крикнул мне:
- Ну что, это тебе больше нравится, чем сексуально озабоченная одноклассница?

А сегодня полыхала щеками: вспомнила, как при одной интеллигентной и нежной девушке предлагала поссать в смородину. Это, конечно, не посрать в брюкву, но все равно неловко. А потом с облегчением (удачно слово сюда вписывается, не правда ли) осознала: это же было понарошку!

Чертов Морфей с его липкими объятиями.
лестница, собака

(no subject)

В единственный день, когда можно всласть потрепаться в айсикью, не проходят сообщения от и к собеседникам из контакт-листа. Зато дюжинами поступают заманчивые предложения от незнакомых номеров. Настоятельно рекомендуют куртизанку, пианино и загранпаспорт. Особенно смешно представлять, как я использую это все сразу.

Время нынче нелепое. Я сплю и ем понарошку, а бодра на зависть, хоть и лишена куртизанок да фортепьян.

Утреннюю молитву закончила словами: "Мда, как видишь, Господи, я сама не знаю, чего хочу, но в любом случае спасибо". Пожалуй, стоило добавить: извини, что отнимаю Твое время.
зайчик

(no subject)

Звезды легли так, что Макс спас меня от бродячей цирковой жизни.
Если бы не Макс, я бы вышла замуж за фокусника, чтобы тот каждый день доставал мне из шляпы зайчика, а после кормежки морковкой уколдовывал его обратно в волшебный цилиндр.
лестница, собака

про секс и меры предохранения

Откуда берутся дети и что делать, чтобы этого избежать, я узнала в пять лет. С девятилетней Катей о чем-то очень серьезно поговорила мама, после чего сестра вышла с круглыми глазами и задумчиво прошептала:
- Секс...
- А что это такое - секс? - звонко спросила я.
- Тссс! Секс - это когда голые дядьки и тетьки.
Катя не хотела мне ничего рассказывать и очень долго отмалчивалась. Целых десять минут.

Иногда я думала, каким образом изложит тот же сюжет мама, когда я стану девятилетней. Но этого не случилось. Потому что когда мне было восемь, бабушка и мама как-то разговорились об одной семье.
- Не хотели они детей, но так уж получилось, - сказала бабушка.
Мама понимающе кивнула.
А я с проникновенно-сочувствующим видом спросила:
- Что, презерватив порвался?

Мама хрюкнула в чашку с чаем. А бабушка, вернув глазам обычный размер и сняв брови с потолка, слегка меня пожурила.
За бестактность.