Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

(no subject)

Июль - такая пора, когда идешь в магаз за бытовой химией, а возвращаешься с холодным пивом. Не доместос же пить вечером.

А вечер сегодня был серый с золотыми нитками. По пути в магаз я сделала крюк. Если есть улицы, зовущиеся сердцем города, где-то должна быть его печень. Там я и прогулялась. Потертые дома с апоплексическим румянцем, размытые дороги, непроходимость кустарников, мусорная мозаика. На ветках выгорает белье, на лавках - люди, и они уже никуда не торопятся. Женщина с перламутровыми веками сказала своему спутнику:
- Я ту суку как увижу - приказываю себе: молчи... молчи! Но не здороваться же тоже нельзя. Говорю "привет" - и всё... (махнула рукой) Дальше уже такие слова говорю, шо Тютчеву вашему не снились.

Сразу вспомнила, что у меня был знакомый С. - огромный, носатый, сумрачный. Выпив пару стаканов, он расцветал. Но затем наступал неизбежный стакан, после которого его буйно рвало. (Как-то он, посмотрев на отражение в утреннем зеркале, сказал: "Вечно блюющий эсминец".)
Как будто этого мало, к тридцати годам С. был еще и четвертый раз женат. Однажды он признался, что снова неудачно. "А зачем все время жениться", - спросил кто-то вяло. С. обвел всех выцветшими за ночь глазами и сказал:
- А я вот понял. Я понял, почему у меня вообще все так!
- Оптимизм? Мазохизм? Склероз...изм?
- Нет же! - с негодованием ответил он. - Просто не люблю останавливаться.
И вдруг теперь я понимаю это желание завершить каждый цикл. Спокойнее смотреть на вращение колеса, чем на падение кирпича (впрочем, смотря на кого).

Память о цикличности помогает принять то, что июль - полумертвое лето. Ввинчивая взгляд в зеленое безумие, я уже осознаю, какая это тающая роскошь. Такая же, как когда папа говорил "мы гулять" - и можно было посмотреть в окно, а там крупный мужчина вел дерзкую соплю на поводке, и перед ними лежало зимнее поле. (Я помню всех, всё, даже тот невозмутимый снег. Одно за другим ложится, как еловые лапы, в яму, и с каждым годом она теряет глубину и становится все мягче.)

На самом деле, мне нравится, как тут все устроено. Конечность, уязвимость, пронзительность, непостижимость - четыре колеса, на которых легко катиться с горячей июльской горы в темные ебеня. Всякая печаль - лишь рябь на воде. Я дошла до магазина, а там над овощными россыпями женщина выговаривала подростку, что он плохо готовится и не поступит в музучилище. "Ты же родился с музыкой в сердце", - прошипела она, потрясая тощим кулачком. "Я родился с гитарой в жопе", - отвечал подросток.
Жизнь хороша тем, что элегическое настроение долго не носится.

Лет десять назад мы с Максом решили пересмотреть "Гардемарины, вперед". Я видела только в детстве и очень предвкушала, особенно песню "Как жизнь без весны", помня, какой там щемящий видеоряд с болотами, рассветами, березами.
И вот мы у экрана, начинается песня, в груди тесно. А у нас тогда был старый ламповый монитор. С первым же куплетом на него влез кот Бурёнчик и сел с кислым лицом. Всю песню он уныло смотрел в окно, драматически качнул головой на словах "увы, не предскажешь беду", кивнул со знанием дела на "дороги любви у нас нелегки", мёл худым хвостом по щекам Софьи и Алёши. Мы изнывали от ржача до последнего звука. Словом, легко быть счастливым в мире, где эволюция соорудила такие славные качели от осознания к смеху.

(no subject)

Как-то мама спросила, что бы я хотела посмотреть за ужином.
- Что-то яркое, недлинное, легкое, - сказала я. - Какую-нибудь комедию.
- Хорошо, понимаю. Давай посмотрим "Ошибку резидента", - сказала мама.
- Но это же не слишком веселый фильм про разведчика?
- Да, - воодушевленно отвечала мама, - черно-белый!
Я замялась.
- Очень напряженный!
Я молчала.
- У него есть продолжение, - выложила мама последний козырь. - Итого - целых восемь серий!
Умеет убедить.

* * *

Женя маялась похмельем. Ее папа сокрушался по телефону:
- Что же ты мне не позвонила перед тем, как выпить?
- А что?
- А я бы тебе посоветовал: не пей!
Вот так просто. (Буду теперь знать, кому звонить в предвкушении ночного пива, книжки до рассвета, таза пельменей.)

* * *

- Женя, а куда делся стул из кухни? - спросила мама.
Женя в это время была в ванной и энергично жевала орехи. В ответ донеслось лишь звонкое, с эхом, клацанье зубов.
- Ты что, там его доедаешь? - допытывалась мама.

* * *

На днях отметили годовщину знакомства со Шнапсиком. За четыре года котик разросся. Я подбирала сопливого чмошника, а живет у нас серебряная гора с глазами-самоцветами.
Как-то носила его к ветеринару. Пыталась извлечь из сумки, но Шнапсик в ужасе зацепился задними лапами за днище. Доставала-доставала, а он лишь растягивался все дальше.
- Малыш, ну что же ты... - причитала я.
- Что-то ваш малыш никак не заканчивается, - смеялась ветеринар.

А однажды, ведя урок по скайпу, я краем глаза увидела, что котенок запрыгнул на обеденный стол. Извинилась перед учеником и быстро сказала уже по-русски:
- Макс! Шнапс на столе.
Макс поспешил принять меры, а я объяснила ученику, мол, котенок бедокурит.
- А я думал, вы предлагаете мужу выпить, - сказал ученик.

* * *

Смотрели с Кижаевым фильм. Женщина на экране воскликнула:
- Люди слабы!
На что мы хором произнесли с таким же мрачным пафосом:
(я) Люди - жлобы!
(он) Люди - слоны!
Что тут скажешь. Тупой смех продлевает тупую жизнь.

* * *

Рассказывала Кижаеву, кто такая Лора Белоиван. Что-то пошло не так, и вместо "приют для тюленей" я сказала "притон для морских котиков". То-то он не впечатлился - подумаешь, хозяйка борделя для вояк.

* * *

Есть история, вызывающая еще более острое желание жить, чем обычно. Наташа рассказывала про свадьбу родителей, на которую как раз пришлось сорок дней со смерти тетки жениха. Предприимчивые родственники совместили эти события, о чем невесту не предупредили. Весь праздник та недоумевала, почему на другом конце стола люди с такими траурными лицами, а временами даже плачут.
Разве может иссякнуть любопытство к жизни, когда такое творится.

(no subject)

Гуляла по старому району - упругие кустарники, развалины и выцветшие собаки. На остановке беседовали две женщины в мрачных платьях. Из разговора стало понятно, что плохое зрение и пессимизм - очень смешное сочетание.
- Сволочи, мусор не вывозят неделями! Везде засрано. Вон, в небе уже кульки летают, - говорила, например, одна.
Вторая с трудом задрала голову и возмутилась:
- Да сколько их там!
В небе меж тем парили великолепные белые чайки.

Через пару минут женщины опять заволновались.
- Вот бессовестный! Где стал - там и ссыт! Ах ты гад...
Тут, надо сказать, и я не сразу разобралась. За столбом склонился мужчина без трусов и нашаривал на земле темные штаны. Лишь когда он вышел из-за столба, увидела: он одет в бежевые шорты и тащит черный баул, в котором и копался минуту назад.
- Давай, давай, подходи ближе, - с убийственной лаской приговаривали женщины.
У одной так воспламенились щеки, что я решила вмешаться. От ржача язык стал неповоротливым, и я пояснила как могла:
- То у него была сумка...
- Так он в сумку ссыт? Дурачок какой-то, - успокоились женщины.

* * *

Сестра Женя увидела, что Буренчик копается в толчке, и восторгалась: какой умный! Оказалось, она думала, коты закапывают говно, чтобы хозяевам не было противно на него смотреть.

* * *

Стоматолог Ю.Н. отправила меня на рентген. Вернувшись, я постучала, но Ю.Н. просила чуть подождать в коридоре.
Тут явился мужчина с дымчатыми щеками. Объяснил, что рабочий и проходит комиссию. Я сказала, если дело только в одной подписи, возможно, врач пропустит его передо мной.
Вышла Ю.Н., красивая, веселая:
- Так, звезда моя, проходите!
Рабочий воспрял, расплылся в улыбке и зачарованно шагнул вперед.
- Э нет! - строго сказала Ю.Н. и показала на меня. - Моя звезда - вот она. А вы... (вздохнув) Вы - мой герой.

* * *

Как-то мы с К. любовались старыми фотками. Увидев на одной Икуса в желтой кофте, К. рассказала богатую историю.
Эту желтую кофту Икус однажды ей подарил, но К. благородно решила, что нельзя забрать у друга его самую теплую вещь. Так и оставила подарок у него, надевала, лишь приходя в гости. Тогда Икус, чтобы вещь не простаивала, подарил кофту другой девочке. Та не блистала благородством, а застегнула молнию до подбородка и уехала домой. Через некоторое время девочка отдала кофту своему парню. Тот провел в ней сезон или два, после чего в один холодный вечер передарил К.
Кофта стала верным спутником. С нею К. валялась в мокрой траве, бухала в переходах, тряслась в тамбурах, срывала шелковицу. Через год принесла Икусу нечто серое, почти прозрачное. И сказала:
- Вот, узнаешь? Держи. Не могу же я забрать у друга его самую теплую вещь...

А потом вспомнили, как Икус пришел в гости и сказал душещипательным голосом:
- Танюша, я по пути к вам увидел бабушку, которая продавала цветы. Так хотел купить тебе букет! И деньги были. Цветочки как раз два рубля стоили, а у меня столько и было. Но тут я встретил друга с маленькой дочкой. Не мог же я купить тебе цветы, а ей не купить. Поэтому я прошел мимо бабушки.
Я ответила:
- Видишь, как ловко! И меня вроде как порадовал намерением, и девочку не обидел.
- Еще и два рубля на пиво осталось, - ехидно добавила К.

* * *

Однажды Макс полежал в больнице и рассказал, что в его палате появился новый пациент. Врач спросил, как дела, тот говорит:
- Да вот полежал у вас прошлой зимой. Потом водку пил, шашлыки ел... И вот опять пришел.
- А чего пришли? - спросил врач. - Водка кончилась или шашлыки?

* * *

На конечной водителю маршрутки дали сто гривен, он прошипел, что сдачи нет, и вышел. Люди собрали деньги за проезд и положили на его сиденье.
- Странный какой, - говорила одна женщина, - утром с ним ехала - сдачи нет. Сейчас еду - опять нет. Не набралось за день?
- Да он вообще нервный! - сказала другая. - Сейчас еще деньги рвать будет...
Я думала, это художественное преувеличение. Тут вернулся водитель, разгреб деньги с сиденья, выудил двухгривенную купюру. Разорвал на мелкие куски и выбросил в окно:
- Ненавижу клееные деньги, блядь!
Я восхитилась широтой натуры. (И поняла, почему у него за день не набралось сдачи.)

* * *

Вот и первая летняя ночь! А я же этот год вот таким маленьким, промерзлым, нелепым помню! Еще даже не все хвойные иголки из ковролина вычесали. А тут такое, ну!

(no subject)

Однажды мы с бабулей и сестрой Женей пошли в кафе, хозяева которого - родители пятилетнего Жениного ученика. Ели мороженое, пили чай, и тут официантка увенчала наш стол бутылкой шампанского и таинственно сказала:
- Это попросил передать ваш ученик.
Ничего себе заходы у пятилетнего малыша, подумала я. На лицах бабули и Жени проступали те же чувства.
Но вслед за бутылкой подошел крупный мужчина лет сорока пяти. Оказалось, бывший бабулин ученик. Поцеловав ей руку, он сказал, что скоро вернется.
- Ты его помнишь? - спросили мы, когда он удалился.
- Совершенно не помню! Ни лица, ни имени, ни класса... Что же делать, так неловко! А ведь он же меня помнит... Надо придумать, как повести разговор, чтобы он не догадался.
Вернулся ученик и, прежде чем бабуля успела открыть рот, сказал:
- Так... Вы меня извините, бога ради, но начну с двух вопросов. В какой школе вы работали? И какой предмет у нас вели?

* * *

Дядя Саша рассказал про случай, изменивший его мировоззрение. Однажды, еще школьником, его отправили в колхоз на подсобные работы. Там был тракторист, которого за какую-то оплошность оштрафовали на целых пять рублей.
После выволочки тракторист задумчиво сидел у амбара. Подошли бабы, начали жалеть: "Горе какое... Пять рублей у тебя вычтут..."
"Дуры!" - сказал тракторист. - "Тут жизнь проходит, а вы за какие-то пять рублей переживаете!" И пустился в пляс.
- Вот и я стараюсь так жить, - заключил дядя Саша.
И у него вполне получается.

* * *

Шли с бабулей и Женей по улице, я увидела на асфальте жука и решила перенести в палисадник, пока не задавили. Жук был черный и копошащийся, рога еще какие-то. Довольно отталкивающий тип. Я пыталась ухватить его через листочек, но он грузно валился обратно.
Вдруг юноша, идущий навстречу, молча наклонился, голыми руками взял жука, вежливо переместил в кусты сирени и пошел дальше не оборачиваясь. Вероятно, он даже не услышал пылких благодарностей, поскольку был в наушниках.
Впечатленные, мы возобновили свой путь и одновременно произнесли:
(Я) Жук так и не поймет, какие силы сошлись в одной точке ради его спасения!
(Бабуля) Иногда один поступок раскрывает душу человека. Благородную, скромную, добрую душу!
(Женя) Ха! Отличное средство, чтобы знакомиться с мужчинами!
- Да, - говорю, - а если жука бросить себе за пазуху, можно сразу познакомиться поближе.
- Или в трусы! - звенит Женин голос на весь проспект.
- Методов есть много, - подытожила бабуля. - Были бы мужчины!

* * *

Ночью экстренно понадобилось выйти в магаз. Я хотела сама, тут два шага, но Макс сказал "А вдруг гопники?"
Медленно возвращаемся домой. Макс из-за больных суставов ходит прихрамывая и с тростью. Ночь шелковая, улица гладкая, тихая.
- Ну, где же гопники? - вопрошает Макс. - Я что, зря пошел? Хотя нет. Они смотрят из кустов, как я иду, и думают: если она своего так упиздила, то что с нами сделает?

* * *

Смотрели с К. фильм, поразивший нас деревянностью. Я даже полезла о нем почитать.
- Ничего себе, пять стран это говно делали!
- Просто они друг другу мешали, - объяснила К.

* * *

В магазине два потертых выпивохи разговаривали вполголоса, чему-то развеселились и раскланялись друг перед другом:
- Господин Деюре!
- Господин Дефакто!

* * *

Перескажу историю, которую Кижаеву рассказала его родственница. В маршрутке перед ней сидела девочка лет четырех с матерью, держа в кулаке майского жука.
- Отпусти его, - просила мать. - Он хочет домой, к своим деткам.
- Откуда ты знаешь?
- Он мне сам говорил.
- Рот закрыл, - сказала девочка жуку.

* * *

Мама в скайпе пишет, что у ее любимой ученицы сейчас трудное время, да еще и парень повел себя просто ужасно. А что он сделал? - спрашиваю. - Долго писать, - отвечает мама, - буду завтра у вас в гостях, расскажу.
Пришла на следующий день, вспомнили за ужином опять про эту девочку.
- Так что же ее парень?
- Да чмо, - сердито говорит мама.
- Ну да, действительно в скайпе долго писать было.

* * *

В маршрутку вскочил мужчина и долго, с натугой тянул дверь, которая в это время с царственной плавностью закрывалась автоматически.
- Ох, тяжелая! - радостно сказал мужчина, плюхнувшись на сиденье рядом с дамой. - Но - и не с такими справлялись!

* * *

Чем дальше, тем теснее переплетается все, что я люблю, с тем, от чего грустно. Ехала в Харьков, смотрела на весенний обескровленный пейзаж: серые снега, усталые деревья, черная трава. Такая пронизывающая красота, такое счастье, которое можно ощутить лишь в одиночестве и в дороге. В груди заворочалась жадность к жизни, которой никогда и никому не хватает. Из глаз буквально выпрыгнули слезы. Еду и в ужасе думаю: стоп, я же только что была так счастлива, это чо вообще такое?
И сразу вспомнила, как однажды мне позвонила приятельница. Нам было лет по восемнадцать. Она лихорадочно рассказывала, что у нее появился настоящий парень. Красивый, высокий! Но с ним ужасно тяжело: на свидания опаздывает, критикует ее наряды, неуважительно отзывается о ее родителях. Минут сорок жаловалась и негодовала, а потом завершила:
- Слушай... Это очень странно. Вообще-то я хотела рассказать тебе, как я счастлива.
лестница, собака

(no subject)

Обсуждали с бабулей, как же мучительно принимать важные решения, когда нет возможности заглянуть в магическое зеркало и ознакомиться с последствиями.
- Хотя можно погадать, - вдруг сказала бабуля, - сейчас я тебя научу.
Сняла с пальца кольцо, выудила из ящика стола красную нитку. Вешаешь кольцо на нитку, задаешь вопрос и ждешь. Если кольцо закачается тебе навстречу, это оно говорит "да". Если качается из стороны в сторону - "нет".
- Только вопрос нужно очень хорошо сформулировать, - предупредила бабуля.
Она сосредоточилась, лицо стало суровым, чеканным. Над золотой головой вырос темный капюшон плаща, из стен кровью засочились рунические символы. Наконец бабуля произнесла низким торжественным голосом:
- Скажи, колечко. Зажила ли у меня язва двенадцатиперстной кишки?
(Да, да, - закачалось колечко.)
Бабуля кинула на меня победоносный взгляд и продолжила:
- Колечко, это потому что я каждое утро принимаю отвар из семени льна?
(Да!)
- Значит, мне стоит продолжать прием этого отвара. Да?
(Колечко снова поддакнуло.)
Так я узнала, что гастроэнтерологи порой могут принимать самые необыкновенные формы.

* * *

Услышали с Кижаевым по радио песню. Голос вроде бы Кинчева, но мы засомневались, разобрав слова вроде "эксцесс", "рефлекс", "ресурс" и даже "цугцванг". А в текстах Алисы, как мы когда-то обсуждали, словарный запас бедноват.
Погуглили - и впрямь Алиса.
- Это он просто толковый словарь нашел, - сказал Кижаев. - Надел очки и давай выписывать: "Экс... экс... ладно, пока просто перепишу..."
После чего ткнул в еще один результат поиска и воскликнул: "Спалился! Все-таки словарь!" И зачитал отрывок из интервью с Кинчевым:
— А что для вас означает слово «эксцесс»? Почему именно оно оказалось в заглавии альбома?
— Ну вы почитайте в толковом словаре, что оно означает.
— А я уже почитал.
— Так и прекрасно! Значит, мы понимаем, о чем говорим! (Смеется.)

Здесь все очень трогательно. И толковый словарь, и то, что журналист, зайка, уже его почитал, и то, что Кинчев смеется.

* * *

Мама заботится, чтобы Лаура, Катина дочь, развивалась музыкально. Ребенок далеко, и заботится мама по скайпу. Каждый вечер она звонко поет набор из нескольких песен - одних и тех же. Для маленького ребенка важна радость узнавания мелодии, считает мама.
Недавно соседка сверху рассказала, что к ней приходил ночевать внук и вечером робко спросил:
- Бабушка, а Любовь Игоревна снова будет петь?
- Будет, Андрюшенька, будет.
- Можно я тогда посплю в дальней комнате?
А сосед снизу с некоторых пор общается с мамой исключительно ласково и осторожно.
Похоже, радость узнавания мелодии свойственна не только маленьким детям.

* * *

Еще в этом году мама ходила на курсы повышения квалификации. Один лектор рассказывал про репитативную музыку. Мама продемонстрировала образец: последовательность из четырех звуков (не самая привлекательная) сверлится бесконечное количество раз. Сначала в одной тональности, затем в другой, потом снова в исходной. У меня заныл висок.
- И так десять минут, - сказала мама.
Лектор утверждал, что эта музыка способна исцелять и восстанавливать душевную гармонию.
- В русском языке еще нет слова для такой музыки! - интриговал он.
- А как же "говно"? - мысленно недоумевала мама.

* * *

В парикмахерской прошу мастера подстричь мне волосы до плеч.
- А что так? Секутся? Так это потому что вы феном пользуетесь.
- Не пользуюсь и не секутся. Просто хочу покороче.
Она проницательно взглянула и сказала:
- Так это они у вас не секутся потому, что вы феном не пользуетесь.
Диагност от бога.

* * *

В автобусе на стекле увидела бронзовку. Поймала в кулак, хотела выпустить в палисадник возле своей остановки. Не тут-то было. Бронзовка брыкалась острыми ногами и ввинчивалась в ладонь, будто я ухватилась за мини-дрель. Пришлось выйти на три остановки раньше, разжать кулак над сутулым кустом и остаток пути переться пешком.
Так у меня появился личный тренер в блестящем зеленом костюме.

* * *

Ася рассказала, что в Одессе после ее лекции о том, как изучение иностранных языков влияет на мозг, один слушатель потребовал убрать из презентации слайд про эксперимент "проблема вагонетки".
(Испытуемым предлагается этическая дилемма: мчится некий поезд, а к рельсам приковано пять человек, которых поезд вот-вот убьет. У вас есть возможность перевести стрелку на другой путь, где к рельсам прикован всего один человек. Считаете ли вы нравственным перевести стрелку? И другая ситуация: поезд мчится по рельсам и вот-вот убьет пятерых, но его можно остановить, скинув на рельсы толстяка, что стоит на мосту над железной дорогой. Считаете ли вы нравственным скинуть толстяка?
Если испытуемых спрашивали на их родном языке, в первой ситуации утвердительно отвечали 80% людей, а во второй - всего 20%. Если же вопросы были сформулированы на иностранном языке, результат отличался. Чем больше усилий человек затрачивал на перевод, тем с большей вероятностью он положительно отвечал на второй вопрос. По сути, у людей оставалось меньше сил на душевные колебания и приходилось мыслить холоднее и рациональнее.)
Слушатель призывал убрать слайд, заявив, что это пропаганда убийства и Ася развращает людей. "Это я еще сиськи не показала!" - весело ответила она. На следующий день кое-где шныряли слухи, что лектор показала залу сиськи.
- Так вот почему в Днепре на эту лекцию собралось триста человек! - сказал Макс.
- Точно! Крутая идея - использовать сиськи, чтобы толкать науку, - сказала Ася.
- Нет! Чтобы остановить поезд!

Ася оставила автограф в своей книжке:
Piccy.info - Free Image Hosting

(Это у нас в Днепре многие здания и заборы засраны такими надписями, выполненными краской из баллона. Почему-то в ходе беседы мы вспомнили этого печника, и дальше он уже лез в каждую шутку. Кстати, однажды я вернулась домой после полуторамесячного отпуска и обнаружила, что не работает газовая колонка. Я растерялась, но увидела (впервые) его рекламу на заборе и позвонила. Печник интеллигентным голосом сказал, что его приезд стоит 500 грн (больше 50 баксов по тем временам), но результат он не гарантирует.)

Другой же форзац она подписала так:
Piccy.info - Free Image Hosting

А визитку доставки раков, которая так ее впечатлила, увезла домой как сувенир.

(no subject)

В эту осень мы упали, как в темную лужу. Лето сразу стало далеким - луна в колодце, и в колодец этот хочется истошно голосить.
Продавщица мрачных браслетов, которая обещала в следующий раз подобрать что-нибудь повеселее, не обманула. Несколько недель спустя я проходила мимо, а она окликнула и заговорщицки поманила. Теперь у меня есть еще и зеленый браслет. Цвет жизнерадостный и дурковатый, как раз чтобы заговорщицки приманивать июнь.
Отсчитывая сдачу, продавщица кивнула на манекен, увитый красно-оранжево-бордовыми бусами.
- Столько красного напихали! Никакого чувства меры! Дизайнеры... У меня в подъезде тоже дизайнер живет. Хорошая девочка, но глупая - только что тряпку не сосет... Куртка рыжая, а челка, - здесь ее голос стыдливо понизился, - синяя.

* * *

На одном и том же углу видела две загадочные сцены.
Сначала дама в мешковатом сверкающем платье кричала кому-то неразличимому в толпе:
- У меня сегодня должно было быть собеседование! А я из-за тебя проспала! Всю ночь спать не давал! Казанова! За-е-бал!
(То ли жаловалась, то ли хвасталась.)

Несколько дней спустя там же сидел краснолицый бомж. Пожилая женщина наклонилась положить деньги в его шапку, но он твердо отстранил ее руку и сказал:
- Мадам, ваш поезд ушел!

И теперь у меня миллион вопросов.

* * *

В магазине одежды мужчина поучал:
- Каждый человек должен иметь белую рубашку с длинным рукавом. Каждый! Взрослый, школьник, худой, жирный, наркоман... Белая рубашка с длинным рукавом! На всякий случай.
- Что белая - это я согласна, - рассеянно отвечала его спутница, ощупывая блузку в горох.

* * *

Когда так неотвратимо убывает дневной свет, кажется, будто ко мне присосался вампир. И, сука, разбухает. Но есть и преимущества: например, идешь с работы, кругом ночь. Да такая глухая, что однажды я споткнулась об кота, а через пару шагов - об женщину, которая его кормила. День окончен, жизнь - труха. А потом вдруг понимаешь: всего-то восемь вечера, город бесконечен, а мир так молод. (Счищаешь с подошвы кота - и вприпрыжку домой.)

* * *

Сегодня впервые за осень попала под дождь и была счастлива. Будто тыща ежей неслась прохладными ногами по лицу. Моя активная жизненная позиция зависит от сезона. Весной все такое хрупкое, что хочется стать смотрителем в этой фарфоровой лавке. Зато мы увековечиваемся летом, страх тает, и всякая радость застывает в солнечном камне. Осенью же очевидно, что зоны комфорта не существует, есть лишь необъятная свобода и печаль. А зимой хочется пельменей.

(no subject)

Макс плохо запоминает лица (поэтому и выбрал жить с носатой женщиной). Смотрели недавно сериал про трех сестер, он все спрашивал: это младшенькая? а эта в музее работает? После очередного промаха сказал в сердцах:
- Как их различишь? Почему нельзя было подобрать трех сестер так, чтобы были девочка, мальчик и негр?
(Вот и Чехов не додумался.)
Очарованная Максовым кастингом, я придумала правило просмотра. Как только в кадре появляются одновременно девочка, мальчик и негр, я мчусь за шампанским.
- Только строго три человека. Например, если мальчик и негр - один и тот же человек, не считается.
- И если негр-девочка - тоже. И негр-гермафродит.
Я просто хотела разнообразить просмотр, но десять минут спустя в кадре нарисовались девочка, мальчик и негр. Пришлось переться.
- На будущее надо ужесточить правила, - напутствовал Макс. - Чтобы и в кадре, и в помещении они только втроем. А то это похоже на алкоголизм.

* * *

Разница в интеллектуальном уровне налицо.
Утром Макс делится:
- Я во сне с какими-то чуваками захватывал земли. У нас какие-то стратегии были, группировки...
- А мне приснилось, что у меня вши.

* * *

Когда кто-то из сотрудников приносит сладкое, обычно ставит его на стол Н. Однажды на этом столе возник неизвестный пакет вафель. Мы несколько раз переспрашивали друг друга, кто принес. Никто не знал, но все жрали.
В конце дня Н., уходя, еще раз спросил, все опять пожали плечами. Я предположила, что вафли отравлены.
- Или прокляты, что еще хуже! - ответил Н.
- Может, это твоя тайная поклонница, раз они на твоем столе? - спросила К. - Или тайный поклонник.
- Не хочу тайных поклонников, - сказал Н.
Я предложила ему в таком случае написать на корпоративный форум: "будьте вы прокляты со своими вафлями".
Все оживились:
- Засуньте в жопу ваши вафли!
- Горите в аду, и вафли с собой заберите!
И тут самая юная и нежная Т., которая весь день просидела в наушниках, сняла их и робко спросила:
- Ой, а вам они так не понравились? Это я принесла. Ну ладно...

* * *

В маршрутке женщина приняла звонок. Как только она произнесла "Алло", некий тролль лет семи-восьми, сидящий через пару сидений, брякнул:
- Ну алё. И что ты мне дельного скажешь?
Дельного!

* * *

В другой маршрутке мужчина возмущался:
- Жалуется, что по телику нечего смотреть, все каналы скучные. Я ему: ты попух? Кабельное, спутниковое... У нас в детстве был один канал, первый. Вот он был скучный.
Так хотелось рассказать ему, что и это не предел. Недавно в автобусе видела телик, на котором все пять часов поездки провисела надпись: "Пить алкоголь в автобусе нельзя". Вот это скучный канал.

* * *

Среди пива и ржача Денис внезапно спросил:
- Кижаев, как с японского переводится "судоку"?
- А я востоковед? - ответил Кижаев.
- Какой изысканный способ сказать "а я ебу?", - восхитился Денис.

* * *

И напоследок. В комментах к старому посту наткнулась на один, который хочется процитировать.

Мы как-то с Максом и его братом Димой обсуждали обсценную лексику. Я сказала, что многие осуждают матерящихся женщин, мол, как так, баба должна быть нежный цветок. Зато эти же осуждающие не видят ничего зазорного в том, чтобы материться в присутствии дамы. Говорю, нелогично как-то: если нежный цветок - так и сам сдерживайся, иначе... "Иначе нежный цветок завянет к ебеням!" - заключил Дима.


Жизнь плетется из таких смешных волокон, что и приуныть как следует не получается.
лестница, собака

(no subject)

В торговом центре заметила вход в развлекательную зону: темнота, цветные машинки ездят туда-сюда, люди смеются и выпивают, загадочная оранжевая подсветка. Так уютно. Подошла рассмотреть, оказалось - выход на улицу. Символично до тошноты.

* * *

Мама уехала в Италию к Кате, а я сторожу ее дом. Непривычно, когда рядом никаких живых существ. Что угодно можно оставить где угодно! И никто не смахнет, не сожрет, не подавится. Как новый опыт, это занимательно, но, ей-богу, лучше дом без крыши, чем без кота.

* * *

Катя повезла маму на море. Пишу вчера: "Как там мамик? Плавает?" - "Плавает! Особенно в итальянском!" - ответила Катя.

* * *

Родной раён за годы озеленился, округлился, стал цветным, игрушечным, прекрасный вариант для молодой семьи, теперь чужая планета. Раньше казалось, будто живу не в том городе, но сейчас понимаю, что тут мне и место. Люблю море и царапаться можжевельником, старые здания и чахоточные акации, искристые горы, тихие дворы с мяукающими голубями, зеркальные башни и города, что садятся тебе на лицо своим грузным прошлым. Но ни один пейзаж не вызывает такого чувства, как пустырь с одинокой девятиэтажкой. Или промзона и трамвайные рельсы. А рядом ларек и смурные граждане в майках. И даже трава стесняется расти. Какие внутренние сквозняки свистят тогда во мне. Какая легкость.

Однажды нас отпустили с уроков пораньше, была ранняя весна. Лед взрывался, небо било по глазам. Одноклассницу Яну из школы забрала бабушка, и мы вдруг пошли на ржавые качели, вкопанные между одинаково синими школой и высоткой. Район построили лет шесть назад, а дома, дороги и качели уже облезли.
Бабушка была не просто старой, а потусторонней, но так смеялась, наблюдая за нами. Ее любовь простиралась на все, что окружало Яну, и мне тоже перепало. Мы возносились на шатких качелях и ржали в облака. Ничего особенного, но тогда я поняла, пусть и не могла сформулировать, за чем буду гнаться всегда. Глупо признавать сквозняки и невесомость самым главным в жизни, но куда деваться, если дело обстоит именно так.

(no subject)

Дома везде свисают котики, как плавленые часы. А выйдешь за дверь - сверху падает горячее одеяло из красок, запахов и суетливых звуков. Асфальт хватает за ноги.
На краю рынка женщина звонко повторяет:
- Подходите, покупайте, разбирайте! Такое редко где увидишь!
На прилавке у нее, меж тем, лежат пучки укропа.
Смуглый мужчина берет один, вертит в руках:
- И что в нем такого?
- Минэт делаэт, - подсказывает его усатый товарищ.
Ржут, как школота, но покупают шесть пучков. Видимо, на всякий случай.

* * *

Лежим с Максом перед сном, сплетничаем. Он рассказывает про знакомую, которой позвонил ее молодой человек и сообщил, что хочет расстаться.
- Вот так, по телефону?
- Ну, Попов не зря свой хлеб ел, - философски отвечает Макс.

* * *

Обширный человек запихивает в рот обширный бутерброд. Попутно объясняет друзьям, почему у него не сложилось с одной дамой.
- Я целую ей пальцы, а она сразу: "Хочу тебя", - говорит и презрительно кривится.

А в кондитерской лавке импозантный мужчина просит килограмм конфет. На что бледненькая востроносая продавщица вдруг отвечает:
- Даже не пытайтесь, я замужем!
Растопыривает пальцы, показав юное золотое колечко.
- Ну... приятно встретить такую самоуверенную особу, - говорит мужчина.
- Ой, мне тоже очень приятно! Но говорю же: я замужем!

* * *

Марина недавно поставила спектакль со своей театральной студией. На показ пришли пяти- и шестиклассники. В одной сцене молодая жена говорит, что ее стало подташнивать. Теща ехидно комментирует: ага, и огурцов банка куда-то делась из холодильника. А молодой муж волнуется: что же это с тобой?
- Ну ты и тупой! - выкрикнул из зала какой-то юный зритель.

* * *

Сегодня смотрели фильм "Сережа". Мальчик поднимается на башню, хотя там слишком высоко для таких маленьких.
- Кто это? - спрашивают его откуда-то сверху.
- Сережа, - говорит он, карабкаясь по лестнице.
- Какой еще Сережа?
- Суицидальный!
Мы несколько раз перемотали назад. Слово вписывалось в контекст, но не в советском же фильме шестидесятого года. Наконец расслышали:
- С улицы Дальней!

* * *

Кижаев сделал на своей даче чудесные качели, на которых можно раскачиваться во всю силу. Я вспомнила, что качели останавливают время: пока летишь от вишневых веток к абрикосовым, ты бессмертен, легок и всемогущ.
А на следующий день я наебнулась с них, пополнив копилку нового опыта. Давно земля так резко не вставала перед лицом! Но чем больше ссадин, укусов и синяков, тем более настоящим получается лето.
Так люблю эти дни горячего застоя. Город сворачивается в рулон, все немного глупеют, и спасение только в ледяном пиве. О да, пойду спасаться. Привет!

(no subject)

Ели мороженое с А. и ее семилетней дочерью. Оленькина порция проделала загадочный путь из вазочки в ее густую косу.
- Как всегда, - сказала А.
Оленька мрачно ответила:
- Может быть, это уйдет из меня вместе с детством.
- Или не уйдет, - сказала А. и кивнула на мою футболку, где расплывалось розовое пятно.

Оленька отлучилась знакомиться с той-терьером, который давно и слезливо косился из-за соседнего столика. А мы с А. принялись вспоминать свойства, которые ушли из нас вместе с детством.

Я вот в детстве была куда самоувереннее. В нашем дворе жила женщина с рыжим пуделем Арчи. Сестра Катя сказала, будто его зовут Харчик, что показалось мне вполне достоверным. Пес был увесистый.
Как-то я услышала, что хозяйка кричит: Арчи! Арчи! Не знает, как зовут собственную собаку, возмутилась я. Подошла, важно скрипя снегом, и сказала:
- Какой это Арчи? Это Харчик! Эй, Харчик! Харчик!
Хозяйка и пудель сочились одинаковым презрением.

А когда-то я была уверена в собственной исключительности. Досадовала даже, что столь удивительное существо живет в таком обыкновенном теле, с таким средним лицом, даже волосы и глаза самые непримечательные. И было чувство: вот-вот во мне что-то изменится, и все сразу заметят мою незаурядность. Ну чо, дождалась: пару лет спустя у меня вырос грандиозный носяра. И, похоже, вытеснил все иллюзии о моей неповторимой сути.

А вот А. воспитывалась в семье, где все друг друга очень любили и берегли. Маленькой А. было стыдно перед соседями за пресных родственников, которые ни поорать, ни бухнуть толком не умели.
Когда ее дедушка и бабушка прогуливались по району, взявшись за руки, соседки умилялись. А. цедила:
- Дедушка всю ночь квасил, боится упасть.
А если ее папа шел домой с букетом, объясняла соседям:
- Опять заигрывал с продавщицей. Теперь мается.
Через годы она поделилась этим на каком-то семейном сборище. "Спасибо, теперь многое стало ясным", - по обыкновению мягко ответили родители.

Да, порой спустя годы всплывают мощные откровения. Так сестра Катя однажды призналась, что дружбан детства советовал ей каждое утро, пока родители еще спят, пердеть на них, чтобы были здоровы и жили долго. И она дисциплинированно источала по утрам спрей вечной молодости. Кстати, какое-то время он даже работал.

* * *

Жарким летом люблю смотреть на стариков и детей - тех, кто неторопливо обживает очередной июль. Прячутся на тенистом краю скамейки, вертят в руках панамки, ведут полусонные разговоры.
- Он красивый, бабушка! У него много невест.
- Его невесты на том свете козлов пасут, Варюша.

Острой осенью ты в шаге от бессмертия. А в летние сумерки, когда деревья утихают и на провода нанизаны звезды, жизнь становится вечной. Два совсем разных чувства.