Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

(no subject)

Гуляла по старому району - упругие кустарники, развалины и выцветшие собаки. На остановке беседовали две женщины в мрачных платьях. Из разговора стало понятно, что плохое зрение и пессимизм - очень смешное сочетание.
- Сволочи, мусор не вывозят неделями! Везде засрано. Вон, в небе уже кульки летают, - говорила, например, одна.
Вторая с трудом задрала голову и возмутилась:
- Да сколько их там!
В небе меж тем парили великолепные белые чайки.

Через пару минут женщины опять заволновались.
- Вот бессовестный! Где стал - там и ссыт! Ах ты гад...
Тут, надо сказать, и я не сразу разобралась. За столбом склонился мужчина без трусов и нашаривал на земле темные штаны. Лишь когда он вышел из-за столба, увидела: он одет в бежевые шорты и тащит черный баул, в котором и копался минуту назад.
- Давай, давай, подходи ближе, - с убийственной лаской приговаривали женщины.
У одной так воспламенились щеки, что я решила вмешаться. От ржача язык стал неповоротливым, и я пояснила как могла:
- То у него была сумка...
- Так он в сумку ссыт? Дурачок какой-то, - успокоились женщины.

* * *

Сестра Женя увидела, что Буренчик копается в толчке, и восторгалась: какой умный! Оказалось, она думала, коты закапывают говно, чтобы хозяевам не было противно на него смотреть.

* * *

Стоматолог Ю.Н. отправила меня на рентген. Вернувшись, я постучала, но Ю.Н. просила чуть подождать в коридоре.
Тут явился мужчина с дымчатыми щеками. Объяснил, что рабочий и проходит комиссию. Я сказала, если дело только в одной подписи, возможно, врач пропустит его передо мной.
Вышла Ю.Н., красивая, веселая:
- Так, звезда моя, проходите!
Рабочий воспрял, расплылся в улыбке и зачарованно шагнул вперед.
- Э нет! - строго сказала Ю.Н. и показала на меня. - Моя звезда - вот она. А вы... (вздохнув) Вы - мой герой.

* * *

Как-то мы с К. любовались старыми фотками. Увидев на одной Икуса в желтой кофте, К. рассказала богатую историю.
Эту желтую кофту Икус однажды ей подарил, но К. благородно решила, что нельзя забрать у друга его самую теплую вещь. Так и оставила подарок у него, надевала, лишь приходя в гости. Тогда Икус, чтобы вещь не простаивала, подарил кофту другой девочке. Та не блистала благородством, а застегнула молнию до подбородка и уехала домой. Через некоторое время девочка отдала кофту своему парню. Тот провел в ней сезон или два, после чего в один холодный вечер передарил К.
Кофта стала верным спутником. С нею К. валялась в мокрой траве, бухала в переходах, тряслась в тамбурах, срывала шелковицу. Через год принесла Икусу нечто серое, почти прозрачное. И сказала:
- Вот, узнаешь? Держи. Не могу же я забрать у друга его самую теплую вещь...

А потом вспомнили, как Икус пришел в гости и сказал душещипательным голосом:
- Танюша, я по пути к вам увидел бабушку, которая продавала цветы. Так хотел купить тебе букет! И деньги были. Цветочки как раз два рубля стоили, а у меня столько и было. Но тут я встретил друга с маленькой дочкой. Не мог же я купить тебе цветы, а ей не купить. Поэтому я прошел мимо бабушки.
Я ответила:
- Видишь, как ловко! И меня вроде как порадовал намерением, и девочку не обидел.
- Еще и два рубля на пиво осталось, - ехидно добавила К.

* * *

Однажды Макс полежал в больнице и рассказал, что в его палате появился новый пациент. Врач спросил, как дела, тот говорит:
- Да вот полежал у вас прошлой зимой. Потом водку пил, шашлыки ел... И вот опять пришел.
- А чего пришли? - спросил врач. - Водка кончилась или шашлыки?

* * *

На конечной водителю маршрутки дали сто гривен, он прошипел, что сдачи нет, и вышел. Люди собрали деньги за проезд и положили на его сиденье.
- Странный какой, - говорила одна женщина, - утром с ним ехала - сдачи нет. Сейчас еду - опять нет. Не набралось за день?
- Да он вообще нервный! - сказала другая. - Сейчас еще деньги рвать будет...
Я думала, это художественное преувеличение. Тут вернулся водитель, разгреб деньги с сиденья, выудил двухгривенную купюру. Разорвал на мелкие куски и выбросил в окно:
- Ненавижу клееные деньги, блядь!
Я восхитилась широтой натуры. (И поняла, почему у него за день не набралось сдачи.)

* * *

Вот и первая летняя ночь! А я же этот год вот таким маленьким, промерзлым, нелепым помню! Еще даже не все хвойные иголки из ковролина вычесали. А тут такое, ну!
лестница, собака

(no subject)

На день рождения больше всего подарков мне подарил собственный нос, извините за подробности. Зато я зажгла фонарики на елке и шаркала валенками.
В последнем предложении зашифровано много счастья. Во-первых, волоча по дому ноги в валенках, я чувствую себя необъяснимо беззаботной и дерзкой. (Страшно подумать, что будет в восемьдесят.)
Во-вторых, елка до сих пор держится. Значит, котики набираются ума, пусть на мой день рождения они и распидарасили глобус, устроив макет апокалипсиса. (Порвали Камчатку, навели свои порядки в Гренландии. Африки теперь две, слыхали?)
Мне звонили и желали здоровья, счастья и чтобы нос больше не рос, и всякий раз мой взгляд падал на обломки земного шара, будто незримая сила вопрошала: "Ну-ну. А глобус у тебя не треснет?"

* * *

Кстати о елке. В январе я как-то уснула в автобусе, а когда очнулась, все вокруг исступленно сияло сине-зелено-белым. Будто мишуру и бенгальские огни мне запихнули прямо под веки. Я вылезла и немного постояла у моргающей арки. Рядом перекрикивалась молодая пара: "Там еще снеговик!" - "Давай с оленем сфоткаемся!" Пару тянул за руки мальчик лет шести, причитая: "Пойдемте уже! Здесь очень ярко и шумно! Ну хватит!"

Напомнило мне, как однажды в гости пришли Наташа, Федотка и их маленькие дочки. Коты при звуке детских голосов сразу спрятались, только Шнапсик остался хлебосольным хозяином. А потом все же скрылся под диван. Девочки было бросились вслед, но мы сказали: "Котик устал и хочет отдохнуть. Подождите немного".
Через некоторое время Наташа заскучала и полезла выковыривать Шнапса из-под дивана. Девочки сгрудились вокруг и увещевали: "Мама, что ты делаешь? Котик хочет отдохнуть, подожди, мама!"

* * *

В маршрутке сзади медленный бесстрастный голос:
- Я эти вот особенности не сразу поняла. Он говорит: "Девушка, хотите на канавы?" Я думаю: селюк какой-то. Потом разговорились - оказалось, на Канары.

Проржавшись, я вспомнила всех картавящих людей, милых моему сердцу. Правда, никто из них не произносит "р" как "в". Макс вот выговаривает на английский манер. Как-то мы с ним были у врача, та отправила его на ЭКГ. Пока сидели в очереди, Макс заметил:
- У нее трудное имя для меня. Ирина Григорьевна... Три буквы Р на два слова.
- Более того, - говорю, - ИРина ГРигоРьевна. ТеРапевт. ЗамглаввРача. ОтпРавила на электРокаРдиогРамму!

Рассказали об этом Игорю и Ире, те удивились: раньше не замечали, что Макс картавит.
- Скажи что-нибудь. Скажи: бройлерная курица.
- Цыпленок, - кокетливо отвечал Макс.
- Произнеси свою фамилию! - предложили они.
Но тут же сами и помогли:
- Ниже нуля?

(Кстати, в кабинете той самой Ирины Григорьевны все было строго и бежево. Аскетизм и геометрия. Вдруг я обнаружила нечто выбивающееся из общего тона: календарь с нотным станом, на котором разнузданно валяются ноты, розы и скрипка. Ирине Григорьевне не чужда некоторая экспрессивность, подумала я. И тут же увидела надпись на календаре: "Виртуозное лечение инфекций мочевыводящих путей". Пока жива медицинская реклама, человечеству не заскучать.)

* * *

Мама - о каком-то знакомом, своим хрустальным голосом: "Человек он неординарный, я бы даже сказала, мудак."

* * *

Подстрекаю Икуса:
- Пойдем с нами ужинать! Будем пить пиво и смотреть кино. Давай же! У нас в планах "Ужин с придурком".
Кавычек в живой речи не слышно. Икус чуть ошарашен.

* * *

Буренчик поел и сразу же срыгнул. Я не успела убрать - Шнапс налетел и мгновенно все смел. После чего вальяжно приблизился к дремлющему Икусовскому коту и окинул его взглядом, полным превосходства. Мол, пока ты спишь, я в кафе завтракал.
Поделилась с Кижаевым, он сказал:
- А тот ему: "Что, опять был в этой тошниловке?"

* * *

Шнапс познает мир через пожирание. В отрочестве он был еще любознательнее и съел все мои платья. Постель стала решетом. В доме будто завелась увесистая мяукающая моль, и все чаще слышалась фраза: "Он опять сосал плед!"
Лучше всего это прокомментировала Марина: "Шнапсик, сосущий плед - картина, достойная кисти великого художника! представляю этакий диптих: "Шнапсик, сосущий плед" и "Пледик, сосущий шнапс".

А вот и он. Наш жырный лотерейный билет.

IMG_1161
лестница, собака

(no subject)

Два тусклых мешковатых человека у ларька:
- А давай он заболеет.
- Можно. Простуда или, там, сердце прихватило.
Воскресный вечер, на проспект оседает золотая пыль.
- Пусть паспорт потеряет.
- А это зачем?
- С утра ехать в паспортный стол или куда там надо.
- Можно.
Вот как выглядят демиурги, дошло до меня. Медвежьи руки, пасмурные лица. Пиво, как у нас, простых людей. Потом увидела и смертного, чья жизнь решалась. Он спал на корточках у ларька, уронив голову на грудь.
- Или сын заболел, простудился.
- Нормально.
- Или мать жены приехала, встречать надо.
- Ты что! За что ему такое?

* * *

В аптеку решительно заходит мужчина:
- У меня такая проблема... Вот девушка выйдет, и я тогда скажу, а то неприлично.
Но я со своим длинным списком пустила корни у кассы. Мужчина, вздохнув, показывает на задницу:
- Короче, проблема. Еле к вам дошел.
- Отравились чем-то? - тихо говорит аптекарша.
- Нет! Просто в таком месте... Впервые такое...
- Вам свечи? - она переходит на шепот.
- Да нет!
Он снова смотрит на меня и наконец выпаливает:
- Оса в жопу укусила, девочки!

* * *

На Олю и Юру напрыгнула очередная бездомная кошка. В крайнем случае решили оставить себе, но Оля вывесила пост о поиске хозяев. Пошли типичные ответы: какая красавица! но куда мне еще одну!..
Кижаев подытожил это все лаконичным комментарием: "Ми-ми-ми! Но не-не-не!"

* * *

Уходя из гостей, говорю:
- Пока!
- Спасибо! - кричит Вита. - Ой, то есть, пока!
- На здоровье! - отвечаю. - Я как-нибудь еще уйду!

* * *

Мама всматривается в актера (обычное европейское лицо с невнятными чертами).
- Где-то я его видела... А, точно! Он же играл негра в "Терминаторе-2"!
Я считаю, мамину расовую толерантность уже никому не переплюнуть.

* * *

Икус спросил Макса:
- А ты видел жену Градского?
- Я и самого Градского не видел.
Посмотрев фото, Макс деловито осведомился:
- Так. И кто из них жена?

* * *

Наконец-то май! Сегодня робко сняла один носок. А ведь совсем недавно было так: поутру я любовалась зеленью, солнцем и сорняками, выросшими на балконе. Восклицала: "Дожили до тепла!" - и бежала в спальню, чтобы надеть валенки.
Столько света вокруг, так упоителен союз жаркого полудня и холодного белого пива. И еще десять дней беззаботности. (В моем трагическом мировосприятии лето умирает в тот день, когда начинается.)
Каждый май я седлаю мощную зеленую волну. И каждый май хочется прибить себя к ней гвоздями.
лестница, собака

(no subject)

Часто бывает интоксикация словами, но надо все же преодолевать, иначе прошлое уходит под лед.
Делала прорубь: читала бумажный дневник - чахлый блокнот, куда влезло три года. Мне казалось, что я все подробно описываю, а блокнот магически бесконечный. Однако секрет бесконечности прост: почти все записи выглядят примерно так: "Ездили в Днепродзержинск. Было солне"
Впрочем, даже кодов-огрызков хватает, чтобы прошлое опять расплелось на цветные нитки.

Скажем, как-то в ноябре было необычайно ветре, люди не шагали, а протискивались в невидимые двери. Чей-то капюшон чиркнул меня по лицу.
Я присела завязать шнурок у прилавка с видеодисками, и тут кто-то из прохожих сказал: "Пиздец".
- Пиздец, - отозвался другой.
- Ну все, пиздец, - сказал продавец дисков.
Даже тонкая дама в мрачной шляпе прошелестела:
- Пиздец...
Оглянувшись, я увидела уличного певца, застывшего над гитарой, которую порыв ветра с силой ударил оземь и расколол надвое.
Нетрудно догадаться, какое слово слетело с моих губ. Тут любой другой вариант был бы фальшью.

Или вот протяжный полдень, небо - стоячая вода, по безлюдной улице катится наша маршрутка. А в ней девочки лет двенадцати блестят заколками, майками, браслетиками. Одна выходит, другая напоследок целует ее в щеку.
Третья удивляется:
- Ты же ее терпеть не можешь, почему поцеловала?
И та лениво отвечает:
- Ну... А почему бы и нет.
И в этом столько простоты и мудрости - в самом деле, если подумать, почему бы и нет.

Ездили в Днепродзержинск. Было солнечно всю дорогу, но когда мы добрались до дома, где Макс и его сестра Оля провели часть детства, небо припало пылью.
Мы вошли в ныне пустующую квартиру с высоким потолком и громадным балконом. На этом балконе в холодный день (такие близкие тучи, такие тревожные деревья) мы вдруг нажарили шашлык. Оля попробовала кунжутную пасту, которую сделал Макс, и сказала:
- Очень интересно! И лимон придает такую неожиданную нотку...
- Фа! - дурниной завопила я.
- Соль! - в ту же секунду подпел Макс, схватив солонку.
Меня, тугодума, всегда изумляет скорость реакции, эта грациозность ума. Такая простая шутка, но до сих пор не доперла не забыла.

А как-то летом пришла в кондитерский отдел за пачкой чая.
- Давно вы к нам не заходили! - воскликнула продавщица. - Ой, как похудели!
И, повернувшись к полкам, пробормотала:
- Наверное, здесь есть какая-то связь.

Или вот на удивление подробная запись:
"Ходили с Максом в поликлинику, каждый по своим врачам. Светский раут! Мы же сто лет никуда вместе не выбирались. А тут еще снег сверкает в воздухе, небо такое яркое, ягоды на ветках.
Закончив с врачами, встретились с ним у кабинета, в котором ему должны были ставить капельницу. Сидели на скамейке, и он кормил меня гематогеном, купленным в аптеке. Наше первое свидание за все эти годы!"
(Мы сначала долго дружили, а потом, не приходя в сознание, стали жить вместе. Закоренелые романтики!)

* * *

Во мне впервые нет тоски по уходящему августу. Я ощутила очевидное: мы и лето соединены, будто колбы песочных часов. Сейчас в нас льются ровный горячий воздух, зеленоватое небо, мокрые листья смородины и солнце, прыгающее в реку. Когда-нибудь часы перевернутся - и лето засочится из нас капля за каплей, рассвет за рассветом. Это не мы теряем силы, это лето возвращается в свою колбу, из которой нам же и пить в следующем году. А пока что под кожей горит золото, под веками сокрыты долгие закаты. И ноги все в царапинах - телеграммы от водорослей, хвороста, сухих трав. (Если не наебнулся хоть раз в кусты, думается мне, лето выдалось пресным.)
лестница, собака

(no subject)

На шумной улице стояла женщина, отведя в сторону руку с рекламной листовкой. Кажется, высматривала кого-то в потоке прохожих. Я никогда не беру рекламные проспекты, а тут почему-то решила взять. Через несколько шагов обнаружила, что держу тонкий телефон. За мной следовала возмущенная женщина. Объяснялась я вежливо и подробно, но не совсем разборчиво: смех ужал мой голос до писка. Еле ноги унесла, признаться.
Так вчерашним утром под сенью каштанов я впервые отжала мобилу.

* * *

- Пробовала когда-нибудь кету? - спрашивает Макс.
- Нет, но я знаю, почему у чаек лапки красные.
И рассказываю ненецкую сказку про девочку, которую тиранила мачеха. Несчастная потянулась за кетой, что лежала на столе, но мачеха полоснула ее ножом по пальцам. От горя девочка обернулась чайкой и закружилась по чуму...
Макс поражен бессмысленной жестокостью сказки и явно не ждет ничего хорошего:
- А что потом? Мачеха поймала птицу и запекла?

* * *

В магазине, где продавалось все на свете - от прищепок до золоченых ботфортов - Макс присмотрел большую кастрюлю, а я зависла над прилавком со смешными трусами.
К продавщице тем временем обратилась покупательница:
- А есть такое, но другого цвета?
- Есть, но под прилавком, - отвечала продавщица. - Я сейчас не могу нагнуться: у меня девушка в трусиках роется.
Пронзенная стрелой воображения, я не сразу поняла, что речь идет всего лишь обо мне.

* * *

Была в гостях у Кижаева и Виты. Вита показала, как делать тряпичного жопокрута: ловко обмотала концы носового платка вокруг пальцев. Получились две ноги и увесистый зад. Жопокрут кокетливо вышагивал и танцевал.
Я попробовала сделать такого же, но платок только ускользал и мялся.
- Рукожоп не смог сделать жопокрута, - потешались Вита и Кижаев.

* * *

Когда женщина в аптеке вместо "будьте добры" сказала "будьте травы", мы с Максом безмолвно ржали, как два укурка. Такое же воздействие оказал заданный в чатике вопрос "как у тебя дебя?" Легко же нас развеселить.

* * *

В гостях сегодня был Саша. Временами он боролся с приступами кашля. Я полезла за сиропом от кашля в аптечку - крупный ящик с полочками, который должен висеть на стене, но с нашего переезда стоял неразобранный. От сиропа Саша отказался, зато страстные поиски этой бутылки в лекарственном хаосе сподвигли меня упорядочить содержимое аптечки. После чего я сподвигла Макса повесить ее на стену. Взявшись за дрель, Макс разошелся: привинтил над кроватью ночник, а заодно прикрутил в ванной и кухне крючки для полотенец. Великий человек Саша, если один его кашель способен так изменить обстановку.

* * *

Обычно послушный кот Буренчик сегодня разбил плафон, оборвал провода на светильнике, то и дело запрыгивал на обеденный стол - запретную зону. Я недоумевала, пока Саша не рассказал, что сегодня всемирный день гондона. Видимо, котик отмечал.
лестница, собака

(no subject)

Однажды я и сестра Катя узнали, что завтра сдавать французский. Мы учились заочно, так заочно, что ни одной лекции до экзамена не посетили.
Катя когда-то недолго ходила на курсы французского и, понадеявшись на те знания, улеглась спать. А я до желтой зимней зари читала сквозь сон методичку, пока не звякнула очками об стол. Уже по дороге на экзамен я от отчаяния вызубрила заданный текст про времена года, так и не разобравшись толком с правилами чтения и понимая только слово "сезон". Заучила, как стихи футуристов.
Преподавательница оказалась пышной молодой блондинкой в золоте и помаде. Катя получила пятерку, следом пошла я. Провалила грамматическое задание и приступила к декламации текста, старательно акцентируя последние слоги:
- Тутэ ля сезон дэланье...
- Что? - спросила преподавательница.
- Тутэ ля сезон дэланье... - прошептала я.
- Какое тутэ? - презрительно сказала она. - Туле!
(Катя считает, надо было сказать: "Тутэ ля сезон дэланье. А тутэ - моя зачетка".)
Француженка заговорила про день пересдачи и спросила мою фамилию.
- Глущенко? Но у меня только что была одна Глущенко.
- Моя сестра.
- Катя? Ваша сестра? - воскликнула она.
И, помолчав, удивленно добавила:
- А Катя хорошо выглядит.
После чего поставила тройку.
Красота спасет мир, но, что еще важнее, она способна уберечь от пересдачи.

* * *

Однажды мы жили с Вадимчиком. Это была осень, полная смеха, полуночных разговоров и чаепитий. Как часто бывает, особенно прекрасной эту осень делало осознание нашей уязвимости. Вадим перенес сотрясение мозга, Макс и я болели, с работой и продовольствием было туго.
Как-то раз одновременно с деньгами закончилась туалетная бумага. Вадимчик принялся шерстить карманы в поисках мелочи и заметил:
- Что-то, ребзя, мы почти не жрем, а срем все так же.
Блестящее резюме той прекрасной осени.

* * *

Однажды ночью, когда мощно заболели почки, мне пришлось вызвать скорую. Я ожидала какого-нибудь укола, но меня вдруг повезли в близлежащую больницу. Там заспанный врач согласился, что госпитализация необязательна, а при ухудшении я всегда могу вернуться. Выписал рецепт, направил в аптеку, а потом к медсестре на укол.
Но мне было неловко, что мой приезд перебудил стольких людей, еще и в ночь после пятницы, когда все отмечали двадцать третье февраля. Медсестра дремала за столом, уронив на руки темно-красную голову, и я решила, что укол поручу Максу. Купила в аптеке ампулы и побрела домой сквозь предрассветную тьму и хлад.
Это был потрясающе нелепый вызов скорой. К тому же Макс случайно раздавил ампулу, а круглосуточных аптек рядом не было, поэтому укол до утра сделать так и не получилось. Словом, медицина пыталась облегчить мне жизнь, но споткнулась об мой же идиотизм. Я ведь даже не догадалась вызвать такси домой! Так и плелась дворами.
Однако этот ночной визит украсил пациент, которого я встретила на выходе из приемного покоя. Он курил на крыльце, опираясь на палку. Завел светскую беседу, отметил редкие звезды и причуды февральского ветра. И сказал, что ночь не задалась: чай у него есть, еда и хлеб есть, а вот на приправы денег не хватило. Не помогу ли я двумя рублями. И я помогла. Он обрадовался: сейчас сгоняет в круглосуточный, там и купит.
Услышав эту историю, Макс поднял меня на смех:
- Приправы? Ты действительно думаешь, что ему были нужны приправы? Встал ночью пациент, что-то ему не спится. Ах, да! Приправ же не хватает! Побегу-ка за ними в круглосуточный.
А мне тогда, в темном больничном дворе, показалось естественным желать перед рассветом не чего-нибудь, а именно приправ к хлебу. Карри, белого перца, имбиря. Надеюсь, тому пациенту не стало хуже.

* * *

Эти события объединяет только то, что их все мы вспомнили на днях, когда пили приправы, уже закончив учебу, сытые и с притихшими почками.
лестница, собака

(no subject)

Тридцать первого в аптеке была очередь, и весьма мучительная: за мной стояли два гражданина, которые пахли завтраком из алкоголя и колбасы в обществе дворовых псин.
- Приду домой, - сказал первый, - перед обедом - в душ.
- Тю, зачем? - сказал второй.
- Да чо-то приспичило.
- Бывает. Как найдет на тебя - сам не знаешь, чего!
Ох уж эти необъяснимые импульсы.

Пару часов спустя, когда я выгуливала собаку Чипа, мимо прошагали бритые пацанчики, все в спортивных костюмах, со звонкими пакетами и лысоватой елкой.
- Нету, бля, такого слова - "напополам", - заметил один из них, - есть "пополам".
Что ж, в моем облике тоже не всегда угадывается филфаковский диплом. Особенно во время вечерних походов за пивом.

Да что там диплом! Однажды парикмахер спросила, что за средство для волос я использую. Я не помнила и пообещала, что на следующий день занесу бумажку с названием.
- Отлично! - сказала девушка. - Правда, меня завтра не будет... А вы оставьте листик у администратора!
А ночью я внезапно и мощно заболела. Наутро, вялая как водоросль, поплелась в аптеку. Даже не было сил расчесаться после горячечного сна. По пути заглянула в салон. Лохматая, опухшая, с гигантским пурпурным носом. И хриплым голосом сообщила администратору:
- Тут Марьяна спрашивала, каким средством для волос я пользуюсь. Вот, передайте ей, пожалуйста.
Администратор осторожно сказала:
- Н-да. А Марьяна знает, что вы должны это передать?

Кстати, бывают филологи, которые всегда верны себе. Сотрудник Леша рассказывал про такую девочку. Перепив на вечеринке, она заблеванным пластом лежала на диване и просила:
- Укройте меня чем-нибудь. Зябко мне.

* * *

Завтра миллион дел, уже полпятого утра. А у меня горячее какао и приключенческий роман. Чувствую себя такой дерзкой.
лестница, собака

(no subject)

Цветы, пригнутые к земле осенним ветром, в декабре залило дождями. У подъезда разговаривали соседки, отсыревали, но не расходились. Я пила чай возле окна и невольно слушала их разговор:
- А с другой стороны, у природы нет плохой погоды.
- Да. Каждая погода благодать.
- Да. Дождь ли, снег, любое время года надо благодарно принимать.
- Да.
Исполнив этот рэпчик, женщины взяли со скамьи пакеты и скрылись в подъезде.

* * *

Ученица Д. и ее мама отдыхали в Турции. Мама тусила с подростками и как-то вечером позвала всех вместе выпить кофе. Однако, произнося эту фразу, она вспомнила, что для кофе уже слишком поздно. Поэтому ее предложение звучало так:
- Пойдемте пить кофе! Вы будете чай, а я - пиво.
Люблю такое. Пойдемте играть в покер! Вы будете на скрипке, а я - новыми красками.

* * *

У мамы много лет на одной и той же полке стоит "Доктор Живаго". Осенью я взяла почитать, неделю спустя делюсь с мамой впечатлениями. Выясняется, что эту книгу она никогда не читала.
- Правда?
- Ну, ты же у меня ее забрала, - объяснила мама, поднявь бровь.

* * *

Хотела перепрыгнуть через канаву, но ее заснеженный край вызвал в памяти совершенно не свойственное мне слово "очково". Пока я в нерешительности топталась, к канаве подошла веснушчатая школьница, заглянула на дно и со смешком сказала:
- Э, нет. Очково!
То есть, эта канава объективно была не страшной, не стремной, а именно очковой. Хоть фотографируй да прикрепляй в словарь к соответствующей статье.

* * *

Пока я лежала с электродами на спине, к медсестрам зашла продавщица колготок. В коридоре будто хлопушку взорвали:
- Смотри, синие!
- Узор!
- О, шерстяные...
Продавщица напомнила о грядущих праздниках. Разбирать стали еще энергичнее.
Через несколько минут ко мне подошла медсестра и сказала:
- Поддалась слабости! Главное, купила в подарок всей семье - и даже брату. Причем в тот момент это совсем странным не показалось. Представляете?
- Еще бы, - говорю. - Я не люблю колготки, но даже мне хотелось на них посмотреть. Хорошо, что встать было нельзя.
- В следующий раз тоже лягу на процедуру, - решительно сказала медсестра.

* * *

С наступающим, ребзя! А вот славная застольная песня, если кто-то вдруг еще не видел:

лестница, собака

(no subject)

На одном уроке немецкого преподавательница Алина включила ролик про медвежонка Кнута. У меня даже уши взмокли, но я ничего не расслышала. Речь людей в кадре была монолитной, как позавчерашняя каша.
- Я не рассчитала сложность текста, - сокрушалась Алина.
Я утешала: да у меня даже с русской речью проблемы, если быстро или тихо говорят. И как часто слышится одно вместо другого! Алина недоверчиво улыбалась.
Четверть часа спустя я сидела в маршрутке и ждала отправления. Женщина, которая зазывает пассажиров, громко объявила маршрут: "Победа один - Победа шесть! Отправляется прямо сейчас!" Помолчала, подышала на руки и вдруг добавила: "Спасибо, дети!"
Я выглянула в окно, но никаких юных лиц и в помине не было. Некоторое время я размышляла над тем, что такого могли сделать эти неуловимые тимуровцы. Женщина повторила: "Спасибо, дети!" А потом опять. Я начала подозревать, что это доведенная до сумасшествия учительница, которая была вынуждена сменить работу.
И вдруг меня осенило. Она кричала: "По всей Победе!"
Зря Алина так терзалась.

* * *

- А почему же ты не ходишь в бассейн?
- Да гинеколог говорит, что сейчас это стремно. Говорит, каждая вторая из тех, у кого какие-то проблемы, рассказывает, что ходила в бассейн.
- И гинеколог у каждой спрашивает: а вы в последнее время не меняли бассейн?
- Да-да, а бассейну вашему принимать то же самое, кроме последнего пункта.
- Приходите в следующий раз вместе с бассейном!

* * *

На остановке мужчина в камуфляжном ватнике громогласно сообщает в телефон:
- Никогда не угадаешь, кто тебе звонит! Это брат твой! Брат твой!.. Почему? Слышь, при чем тут индийское кино?

* * *

- Как будет по-немецки "с днем рождения"? - спрашивает Ира.
- Herzlichen Glückwunsch zum Geburtstag!
Она поворачивается к Игорю и кричит:
- Я же говорила тебе, что какая-то хрень!

* * *

Кошка Сова самая красивая, неуклюжая и бесшабашная. Коктейль Молотова в шубе. Это она прыгала в унитаз, сожрала катушку ниток и падала с форточки прямиком в чашку чая, стоящую на подоконнике. Потом ушла в тень и долгое время не давала повода для пересудов. Так, иногда только не допрыгнет до места назначения или запутается в пододеяльнике.
Но недавно она триумфально вернулась в лучи славы. Забралась по гладильной доске на дверь, уселась сверху. Закрыла комнату на собственную лапу. И, чтоб уж наверняка, подперла изнутри гладильной доской. Макс чуть не поседел, вызволяя ее. А освобожденная Сова сразу забыла о происшествии и потрусила испытывать мир на дальнейшую прочность.
- А как отреагировали другие коты на все это? - спросила Аня-ламик.
- Ну, Буренчик испугался и убежал...
- Вот уж новость! Что бы ни происходило, Буренчик всегда пугается и бежит! - расхохоталась Аня.
Действительно, Буренчик такой трепетный. Как порыв апрельского ветра, как детские стихи или молочная пенка.

* * *

Недавно кто-то из котиков наблевал, и не куда-нибудь, а сразу в мусорный пакет, приготовленный на вынос. Такие аккуратные.

* * *

На днях научилась делать внутримышечные уколы. Сначала мама показывала мне, как колоть диванную подушку. Тем же методом она когда-то пыталась научить папу.
- Движение должно быть резким, но легким, - приговаривала мама. - А то есть садисты, которые вводят иглу ровно и медленно.
Я так усердно тренировалась, что подушка, должно быть, все еще дрожит при упоминании моего имени. Дома я залихватским движением показала Максу на апельсине, что сделаю сейчас с его ягодицами. Апельсин чавкнул и брызнул.
- Зато ты не почувствуешь укола! - увещевала я. - А вот если вводить ровно и медленно...
- Нет-нет, лучше пусть я буду чувствовать все, только вводи иглу ровно и медленно! - ужаснулся Макс.
Сначала я думала, что не смогу уколоть никого, кроме подушек или фруктов. Возьму шприц - и растекусь желе, обволакивая иглу и поршень. Но оказалось, что я без особого сочувствия делаю больно, если нужно для пользы. Хотя, конечно, куда больше радуюсь безболезненности (со временем такие удачи тоже случались). От этого нового умения у меня до сих пор эйфория. Приходи ко мне лечиться и волчонок, и лисица если жопы не жалко!

* * *

Недавно говорила с сестрой Катей в видеочате, когда в кадр вплыл ее муж Нико.
- Скажи ему что-нибудь по-итальянски! - крикнула Катя за кадром.
У меня вспыхнул мозг, за ним щеки. Я не мастер светских бесед, а в пределах итальянского не тяну даже на копчик подмастерья. И вот я хотела сказать, что жду не дождусь, когда они с Катей приедут. Но знаний хватило лишь на фразу "Я хочу видеть тебя и Катю". Нико послушно захватил Катю в кадр, прижавшись к ее щеке.
Я бессильно засмеялась и подумала: так всегда. Жаждешь чего-то одновременно на беспредельной высоте и безграничной глубине. А ума хватает на то, чтобы осознать и сформулировать лишь на несколько метров. И вся жизнь - это изучение языка, на котором говорит нечто, исполняющее желания. На котором говорят все, кроме тебя: зима и холодный воздух, провода, рыбы, память и смерть.
А чем больше узнаешь слов и грамматических конструкций, тем отчетливее видишь: никогда и ничего ты не хотел безграничнее и беспредельнее, чем самому исполнять желания зимы и холодного воздуха, проводов, рыб, памяти и смерти.

* * *

Дима видел во сне Фрейда, но не успел спросить, что это значит.
лестница, собака

(no subject)

Ночью зарядил дождь, гром продирался сквозь деревья, и спалось будто в хрустящем целлофане. Наутро перегорело две пробки, и теперь свет есть только в спальне, кухне и ванной. Это задало тон всему дню, и мое крупнейшее достижение сегодня - какое-то невероятное количество съеденных слив.

Отправившись за этими сливами, взяла выбросить метровую коробку от пиццы. От нее на полпути к мусорке меня избавила соседская девочка. Я думала, зачем ей. Представляла театр теней с картонными фигурами, или непотопляемые лайнеры, или крепчайшие мексиканские шляпы. Вернулась с рынка и увидела, что все гораздо прагматичнее. Коробку положили на мокрую скамью, чтобы зад не отсырел.

Дети здесь или мечутся на роликовых коньках, или выясняют отношения. К девочке в розовых шортах подбегает другая, сообщает:
- Владик тебе передал, чтобы ты шла в жопу!
- Да, - подхватывает третья, - чтобы шла в жопу!
А от соседнего подъезда крик:
- Я вообще-то не ей передавал!

А взрослые такие же, только на роликовых коньках не ездят. Вчера одна женщина делилась своей семейной ссорой куда-то вверх (я бы предположила, что в уши небесам, если бы не доносившиеся ответы).
- Я ему мясо по-французски приготовила!
- И что?
- А он его хреном намазал!
(Макс, заядлый кулинар, отнесся с пониманием.)

А сегодня под окнами миловалась юная пара. Сквозь поцелуи и объятия девушка молвила:
- Пока все носки, сука, не перестираешь, никакого концерта!

Еще я зашла в магазин "Сельпо", где на чеках заботливо печатают предсказания. Сегодняшнее было глубокомысленным замечанием от капитана: "Не все лекарства приятны на вкус." Порой чеки так и сочатся сладостью: "Каждый был бы счастлив иметь такого друга", но на следующий день предсказатель спохватывается и добавляет: "Самодовольство бывает излишним."
А однажды, когда я возвращалась с работы, мне попалось "Дома ждет сюрприз". И я мчалась стремглав, потому что мне рисовались выбитые стекла, отключенная вода или объеденная котами китайская роза.

Еще недавно у нас гостила бабуля. Рассказывала, как в санатории с ней флиртовали молоденькие пятидесятилетние мужчины. Бабуля плясала, надев на палец ключ от комнаты, и какой-то юный воздыхатель закатывал глаза: "Это ключ от моего сердца!"
- В первый же вечер я получила приглашение подняться с мужчиной к нему в номер, - продолжила бабуля. - Знал бы он, что зовет восьмидесятилетнюю старуху!
Но как не заинтересоваться дамой, которая, продремав серию своего любимого сериала "Коломбо", берется за книгу и томно говорит:
- Устала, а оторваться не могу. Даже Коломбо, как ни старался, не смог меня пробудить! А Голсуорси - справился!

Когда ее стало клонить в сон на этой серии, я предложила лечь спать и досмотреть завтра. Бабуля упорствовала:
- Я не сплю, я внимательно слежу.
Увидев ее поникшую голову в очередной раз, я сделала паузу на моменте, когда дворецкий сообщает: "Фильм покажут через несколько минут."
- Нет-нет, - заплетающимся языком сказала бабуля, - я внимательно смотрю. Могу повторить последние слова.
Подняла палец и торжественно сказала:
- Через несколько лет!

* * *

Я так люблю это время года. За окном сейчас темно, лето - пресловутый кот: не то живое, не то уже поглощенное сентябрем. В шуме деревьев угадывается, что ветви и листья тяжелы от влаги. Наконец-то похолодало, и мы снова пользуемся популярностью у Буренчика. Зубодробительные деловые письма я пишу теперь так:


33.33 КБ