Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

лестница, собака

(no subject)

В детстве мне попалось стихотворение, из которого помню только, что невозможно заснуть в ночь, когда тебе исполняется тридцать. Оледенела тогда от страха, представив этот рубеж.
Конечно, вскоре я перестала бояться. Любой возраст прекрасен уже тем, что ты до него дожил. Укладываясь вчера спать, вспомнила стихотворение и высокомерно решила, что поэт был слишком чувствительным или праздным. Я же коснулась щекой подушки и увидела автобус, на радость Фрейду превратившийся в долгую таксу.
Тут у меня внезапно заложило нос. Пришлось встать и обнаружить, что в тридцатилетие я вошла с опустевшим флаконом капель для носа.
Потом наши коты затеяли драку. Котик Шнапс озорно пропрыгал по мне, как самый толстый в мире Капитошка.
Коты улеглись, зато под окном вскипели какие-то люди. Ссора была неразборчивой, лишь однажды женщина отчетливо произнесла: "Ты что, пингвинов не видел?" Ничо так предъява в три часа ночи.
И я поняла, что поэт, сука, оказался прав.

А вообще это были отличные тридцать лет. Даже не верится, как много у меня драгоценных друзей в виде людей, зверей, книг, песен и городов. А также природных явлений. И я счастлива и благодарна, что мы остаемся вместе, пусть так будет и дальше.

(А еще в первые же часы моего тридцатилетия в ванной отвалилось зеркало. Я решила, что из милосердия.)
лестница, собака

(no subject)

На шумной улице стояла женщина, отведя в сторону руку с рекламной листовкой. Кажется, высматривала кого-то в потоке прохожих. Я никогда не беру рекламные проспекты, а тут почему-то решила взять. Через несколько шагов обнаружила, что держу тонкий телефон. За мной следовала возмущенная женщина. Объяснялась я вежливо и подробно, но не совсем разборчиво: смех ужал мой голос до писка. Еле ноги унесла, признаться.
Так вчерашним утром под сенью каштанов я впервые отжала мобилу.

* * *

- Пробовала когда-нибудь кету? - спрашивает Макс.
- Нет, но я знаю, почему у чаек лапки красные.
И рассказываю ненецкую сказку про девочку, которую тиранила мачеха. Несчастная потянулась за кетой, что лежала на столе, но мачеха полоснула ее ножом по пальцам. От горя девочка обернулась чайкой и закружилась по чуму...
Макс поражен бессмысленной жестокостью сказки и явно не ждет ничего хорошего:
- А что потом? Мачеха поймала птицу и запекла?

* * *

В магазине, где продавалось все на свете - от прищепок до золоченых ботфортов - Макс присмотрел большую кастрюлю, а я зависла над прилавком со смешными трусами.
К продавщице тем временем обратилась покупательница:
- А есть такое, но другого цвета?
- Есть, но под прилавком, - отвечала продавщица. - Я сейчас не могу нагнуться: у меня девушка в трусиках роется.
Пронзенная стрелой воображения, я не сразу поняла, что речь идет всего лишь обо мне.

* * *

Была в гостях у Кижаева и Виты. Вита показала, как делать тряпичного жопокрута: ловко обмотала концы носового платка вокруг пальцев. Получились две ноги и увесистый зад. Жопокрут кокетливо вышагивал и танцевал.
Я попробовала сделать такого же, но платок только ускользал и мялся.
- Рукожоп не смог сделать жопокрута, - потешались Вита и Кижаев.

* * *

Когда женщина в аптеке вместо "будьте добры" сказала "будьте травы", мы с Максом безмолвно ржали, как два укурка. Такое же воздействие оказал заданный в чатике вопрос "как у тебя дебя?" Легко же нас развеселить.

* * *

В гостях сегодня был Саша. Временами он боролся с приступами кашля. Я полезла за сиропом от кашля в аптечку - крупный ящик с полочками, который должен висеть на стене, но с нашего переезда стоял неразобранный. От сиропа Саша отказался, зато страстные поиски этой бутылки в лекарственном хаосе сподвигли меня упорядочить содержимое аптечки. После чего я сподвигла Макса повесить ее на стену. Взявшись за дрель, Макс разошелся: привинтил над кроватью ночник, а заодно прикрутил в ванной и кухне крючки для полотенец. Великий человек Саша, если один его кашель способен так изменить обстановку.

* * *

Обычно послушный кот Буренчик сегодня разбил плафон, оборвал провода на светильнике, то и дело запрыгивал на обеденный стол - запретную зону. Я недоумевала, пока Саша не рассказал, что сегодня всемирный день гондона. Видимо, котик отмечал.
лестница, собака

(no subject)

Мама уехала, и я исполняю ее обязанности. Теперь на вопрос "ты где" можно отвечать "в родовом гнезде". Тереблю зверей за уши и провожу незначительное техобслуживание.

С возрастом собака Чип приобрел сумрачную важность. Ссыт с таким видом, будто подписывает ценнейшие бумаги (простите невольный каламбур). Из-под седых бровей хмуро озирает лютики. Слегка покачивается, точно антикварный стул.

А недавно спал, счастливо похрапывая. А мама вдруг начала будить: Чип! Чип! ну проснись же!
- Ты что? - говорю.
- Мне кажется, он стал хуже слышать, - ответила мама трагическим голосом. - Я беспокоюсь.
- Ты так усердно будишь крепко спящую собаку, потому что беспокоишься о ее слухе?
- Понимаешь, я его иногда зову, а он даже голову не повернет.
Однако вскоре она успокоилась, когда кинула коту кусок мяса, а из самого отдаленного конца квартиры Чип встрепенулся и нетерпеливо зацокал в кухню.
Так мы узнали, что с возрастом наш воспитанник приобрел еще и умение игнорировать общение, в котором не заинтересован.

Сегодня мы с ним много гуляли. Сентябрь - один из моих любимых месяцев. Ненавязчивое тепло, зелень красива особенной красотой сорокалетних, цветы яркие, но чуть запылившиеся, точно узоры на блузке пенсионерки. А главное, на уроки уже не надо! Днем нарочно прошла с Чипом мимо школы. Нет, проплясала.

А во время вечерней прогулки встретили ребенка лет шести, который взял камень и нацелился на Чипа.
Моя бабушка все повторяет, что из меня получится прекрасная мать. По мнению бабули, я деликатная и тонко чувствую, а в этом залог успеха.
Даже не знаю. При виде этого камня я нагрелась до тысячи градусов, расширилась, точно кобра, и сказала вдруг прорезавшимся басом:
- Себе по голове съезди!
Вот так деликатность! Вот так тонкость восприятия. Жалко, бабуля не видела.

* * *

Уволившись, я стала реже появляться на улице, и всякий раз город ошеломляет звуками, запахами, диалогами. Вчера шла мимо маленького блошиного рынка и неосторожно взглянула на книжный прилавок. В следующий миг я одной рукой отбивалась от современного автора, второй - от Тургенева, третьей - от двухтомника Гюго, и обо всех мне говорили: "Сами не будете читать - так хоть детям останется!" С соседнего прилавка жарким шепотом предлагали рижские кораллы. Вырвавшись из кольца, я с облегчением заспешила было дальше, но тут из ниоткуда возник седой господин и настойчиво спрашивал, не продаю ли я поломанный радиоприемник.

На обратном пути думала обогнуть этот рынок, но упрекнула себя за впечатлительность и эгоцентричность. Можно подумать, им есть до меня дело! Удивительно, но продавцы встретили меня с прежним радушием: "Что, передумали? Ну как, примерите рижские кораллы? А Гюго?"

К этому рынку я шла по пустынной аллее мимо церкви. Сзади послышались пыхтение, топот и винные пары. Меня догонял рыжеволосый молодец. Выглядел он неважно, к тому же разговор завел не вполне разборчиво:
- Мууууу...
Я ускорила шаг, и тут он крикнул мне в спину:
- Вы не бойтесь! У меня жена сейчас рожает! Не скажете, где можно купить цветы?
Я с сожалением ответила, что не знаю.
- Уже родила! Мальчика! - уточнил он, будто впереди маячил экран, где транслируются все события в режиме реального времени.
Тут уж настала моя очередь кричать ему в спину поздравления.

* * *

Несколько ночей я буду спать одна и уже начала с размахом скучать по Максу. Предаюсь воспоминаниям, а также съела пошлую шоколадку с розовым йогуртом и посмотрела "Синий бархат". Вообразите, в один из страннейших, напряженнейших моментов, когда ты сам менее реален, чем происходящее на экране, поднимаю голову и вижу следующее:

29.47 КБ

Думаю, те, кто хорошо помнит фильм, смогут по достоинству оценить.

А только что позвонили мама и бабуля, веселые и чуть смущенные. Они сидят в баре, на заднем плане гремит разухабистая музыка. От голосов моего почтенного семейства и самой хочется накатить!
лестница, собака

(no subject)

Мама уехала, и я поселилась в отчем доме. Выгуливаю собаку, тетешкаю кота, упиваюсь мятным чаем. В этот раз мама не оставила своей обычной записки, отдающей живодерством: Свари Чипу лапу. Потри коту яйца. И я сама распоряжаюсь их рационом, из которого украдкой таскаю куски в свои одинокие обеды. Сегодня впервые в жизни сварила рыбу и почему-то удивлена. Мне казалось, эти хековые туши скорее выпрыгнут из кастрюли и споют церковный гимн, чем станут съедобными. Завтра варю куриный фарш. Волнуюсь.

Недавно мама была у нас в гостях. Мы смотрели втроем кино и в какой-то миг сделали паузу. На экране застыло бледное и тревожное лицо героини.
- Ничего себе кегля, - кивнула мама в сторону монитора.
- Это Джулианна Мур, - объяснила я.
Над обеденным столом повисло недоумение. Я думала: почему сразу кегля? Нормальная же актриса. А мама удивлялась, что перечницу, которая выглядит примерно так и сейчас стоит у монитора, зовут Джулианна Мур.
Так наша перечница обзавелась собственным именем.

К приходу мамы Макс пек капустно-грибной пирог. Чтобы было интересней, название блюда и ингредиенты он скрывал до последнего. И когда мама, переступив порог, учуяла капусту, Макс путал следы и говорил, что блюдо икс будет, вообще-то, свекольным. Я тоже хранила тайну. В конце концов, мир красен не только великими загадками, но и крошечными секретами.
А потом задумалась, забылась. И за пять минут до выхода сюрприза из духовки, уперев руки в бока, спросила будничным голосом:
- Ну чо, когда уже достаем пирог?
Потом Макс сказал, что для полноты картины на его укоризненое "Танюша!" надо было ответить: "А чо, я же про грибы ничего не сказала!"
В разведку только с катушкой клейкой ленты.

* * *

А в Харькове я ночью сидела в желтой кухне с черным окном и читала бабулину газету "ЗОЖ". На странице с плодами творчества читателей было стихотворение с таким началом:
Пожилой я человек,
Но душою молод.
И не стынет жар души
Даже в лютый холод.
Физзарядка, бег, вода -
Вот моя отрада...

Возле строчки "физзарядка, бег, вода" энергичным бабулиным почерком дописано: "и ходьба".
В этом - вся бабуля.

Старый шкаф в кухне забит газетами, учебниками химии, потускневшими бумагами. На одной полке стоит несколько икон.
Сестра Женя увлеченно рассказывала, как здорово было бы избавиться от шкафа.
- Выкинули бы оттуда все дерьмо! - и поспешно добавила. - Ну, кроме святых, конечно.
До сих пор смеюсь. Тот случай, когда лучше уже не исправлять.

Женина одногруппница Алина сдавала экзамен по страноведению, мутному предмету, знакомящему с символикой и особенностями англоязычных стран. Преподавательница тщетно пыталась вытянуть Алину на тройку. От несложных вопросов к простейшим - и наконец:
- Скажите хотя бы, кто сейчас президент Соединенных Штатов.
- Ну кто-кто, - ответила девочка. - Ну, Джордж Вашингтон.
- Но как не стыдно! - воскликнула преподавательница.
- А что, - высокомерно сказала Алина. - Я новости не смотрю.
(Последние триста лет, хочется добавить мне.)
Преподавательница сделала еще одну попытку. Показала символ какой-то из стран - алую розу:
- Назовите этот цветок - и идите.
- Хм, - Алина внимательно рассмотрела картинку. - Мак?
А вот если бы специально троллила, хрен бы получилось так блестяще.

Кстати, недавно папа Макса о чем-то воодушевленно разговаривал с Женей, а Макс изредка вставлял ироничные комментарии. После очередного папа сдул седую прядь со лба и, размешивая чай ложечкой, сказал:
- Ты - просто парвеню.
- Кто? - переспросил Макс.
- По-нашему - тролль, - шепотом предположил Артем.

А когда я рассказывала этот эпизод сестре Кате, в моем вольном пересказе начало звучало так:
- И вот папа Макса "тра-та-та, тра-та-та", а Макс - "ля-ля".
Катя поразилась богатству моих художественных средств. А я вспомнила, как она цитировала Лермонтова: "Короче, я не Байрон что-то там..." Да уж, не Байрон, - взревела я тогда от восторга.

А у подъезда пожилые мужчина и женщина, истрепанные жарой и праздниками, обсуждали поэзию.
- Вот Шевченко!
- О да. Як умру, то на могилi шо-то там ревучий.

У другого подъезда поутру были щедро рассыпаны не только обычные пивные крышки, бычки и фантики, но и осколки пластинки "Лебединое озеро". Наверное, эти подростки сочли Чайковского слабоватым, вторичным.

Мамина приятельница, школьный учитель математики, однажды услышала, как учительница музыки торжественно объявляет классу:
- Итак, слушаем сенсанс Чайковского!

Эта приятельница, кстати, в своих рассказах имела неудобную привычку уточнять пространственно-временные детали. Мы все встречали таких людей. Чтобы попасть на порог истории, нужно одолеть бесконечную лестницу подробностей. В среду, ой, нет, в четверг, хотя нет, все же в среду, у меня же было семь уроков, хотя по пятницам у меня тоже семь уроков, но, наверное, все-таки в среду, да, в среду, ой, нет, в эту же среду у нас был короткий день в честь праздника, значит, все-таки в пятницу, ой, как хорошо, когда пятница, можно хоть расслабиться.
- И так всегда, - заметила мама после одной встречи, когда сказки Шахерезады были особенно изнурительны. - Ну, она просто не может иначе. Точность - ее страсть. Она же все-таки математик.
И мрачно добавила:
- Матик-перематик.

* * *

Однако я присела на уши. Прямо как пресловутая Шахерезада. А хотела только про маму. А ведь еще выгуливать собаку Чипа. Все, ушиваюсь в полуночные травы. Добрых снов!
лестница, собака

(no subject)

- А ты на днях собираешься в гастроинститут? - спрашиваю папу.
- Да, а что?
- Просто мы же теперь в квартале от него. Будешь там - заходи в гости.
- Спасибо, - сказал папа, прижав руки к груди. - А если бы рядом с кладбищем поселились?

* * *

Молодой человек, идущий навстречу, что-то обронил и не заметил. Я подняла. Это был маленький глянцевый буклет в аккуратном пакетике. Я погналась за юношей, который, надо заметить, удалялся крупными стремительными шагами.
Настигнув растяпу, протянула ему утерянное. К моему удивлению, юноша брезгливо отшатнулся.
- Да я это просто выбросил, - объяснил он.
- Вот урна - в нее и выбросьте, - сказала я, мрачно и шумно дыша.
Что он и сделал.
Мама мечтает стать добрым волшебником и заставить мусор, брошенный на асфальт, возвращаться хозяину прямо в рожу. В этот раз я почти воплотила ее мечту. Жаль, что почти.

* * *

Среди рабочего дня Л. встает и уходит. В руках книжка, чашка и бутерброд.
- Не хочешь присоединиться? - говорит напоследок.
Пока я мнусь в раздумьях, она уточняет:
- А у тебя книжка есть? Ну, чтобы ты мне не мешала.
Как ее не любить.

* * *

За моей спиной девчачий писк:
- Я это сделала! В первый раз!
- Ах ты ж моя зая! - ответный писк. - Это же, можно сказать, Итап!
(Так и произносит - Итап.)
- В первый раз! Так страшно было! А потом классно!
- Итап!
Рухнув под грузом догадок, оборачиваюсь. Девушка лет двадцати стоит, растопырив пальцы, другая приговаривает:
- Красиво!
Вокруг апрель, на каждом углу склеиваются собаки, облака плавятся в абсолютно непристойные очертания, сама земля так страстно дышит - а они галдят о первом маникюре. Я вложила во вздох всю свою стариковскую разочарованность.

* * *

Вчера проспала. Написала смс, что опоздаю, и еще минут десять наблюдала абсурдные сны. Будто Оле-Лукойе сел мягкой жопой мне на голову и елозил, устраиваясь поудобней. Во сне я показывала Максу драматический фильм. Однако сюжет был очень забавный, персонажи сыпали остротами и делали каверзы. Макс безоблачно ржал, а я, испытывая неловкость за драму, что разваливалась на глазах, повторяла:
- Подожди, подожди. Вот сейчас уже будет грустно и тоскливо, не волнуйся.

Однако я не зря выкарабкивалась из постели. Выглянув в окно, застала исключительную сцену. Хрупкая девочка поцеловала воздушного мальчика, зарядила ему пощечину, прижала ту же руку ко рту, воскликнула: "Прости... Но что мне оставалось?" - и снова поцеловала. Во время всех этих манипуляций мальчик стоял охуевшей безмолвной колодой. Теперь я знаю, как выглядит "всё сложно", о котором так часто пишут в контакте.

* * *

Макс уехал, я немедленно принялась за фильмы, которые меня интересуют, а его не очень. Начала с "Общества мертвых поэтов" и все два часа обливалась слезами. Нет, там есть пара моментов, для которых уместен плач. Но я рыдала везде: когда был красивый пейзаж, когда пейзаж был заурядный, когда герои веселились, скорбели, размышляли, ужасались, во время завязки, кульминации и катарсиса.
Высунулась на балкон. Стемнело; сквозь короткую листву сияло два серебряных фонаря. Их свет падал на забор, сбитый из деревянных колышков. Колышки стояли навытяжку, точно юные кадеты. Один юный кадет недавно уступил мне место в маршрутке, вспомнила я и разрыдалась.
Успокоилась, выпила чаю. Под окнами усмотрела яркий новенький тюльпан - и опять.
Утром увидела, что тюльпанов два - и с удвоенной силой.
Эти слезы не горькие, а легкие. Льются сами по себе, поверх умиротворения, довольства и душевного покоя. Будто наверстывают за всю долгую и тяжелую зиму, когда было слишком жутко для плача. Будто декабрь до этих пор держал меня в заложниках.
Потом посмотрела "Полночь в Париже" и "Дом на краю света". Разумеется, промокли даже титры.
И только на "О где же ты, брат?" я уже целый час держусь, хотя так жалко было двух коров и жабу. Возможно, водный баланс восстанавливается.
Однако Максу лучше бы поспешить. Боюсь, к его приезду те девяносто (или сколько там) процентов из состава тела уже испарятся, и у экрана он обнаружит приветливую сухонькую мумию.

* * *

На днях у котяточек был день рождения. Пять лет! В честь пушистых юбиляров сентиментально скрываю под катом их детские фото.

Collapse )
лестница, собака

(no subject)

Мама рассказывает про соседа, который ночь напролет громко слушал песни и, вероятно, спал пьяным сном, потому что не слышал маминых звонков.
- Ты представляешь? Да если бы я захотела, я могла бы...
Она возмущенно переводила дыхание, а я думала, что же: вызвать милицию? написать на двери непристойное слово? или вовсе ее выломать?
- ... я могла бы расслышать каждое слово! - заключила мама.
Устрашающий человек!

Недавно была в музшколе. По стенам крошечного маминого кабинета спускаются стройные трубы, то и дело шелестя и нашептывая.
- Да, - подтвердила мама мою догадку. - Мы действительно находимся под туалетом. Очень вдохновляющая атмосфера для класса композиции.
- А это класс композиции?
- Где я, там и класс композиции, - вздохнула мама.

А возле школы толкались мальчишки.
- Да ты даже сонатину не доучил, опёздал! - донеслось до меня.

* * *

В маршрутках часто встречаются плакаты с текстом: "Наркотики и алкоголь - не для тебя. Выбери жизнь!" И название общества, предлагающего спасение: "Исход". Мне всегда хотелось добавить "печальный". А на одном плакате кто-то воплотил эту мысль и даже переплюнул, дописав "летальный".

А сотрудник Женя рассказал про вывеску "Верховая езда", где кто-то нацарапал букву П перед вторым словом. И я, взрослый человек с в/о, без в/п и ж/п, ржу как дитя уже который день.

* * *

С Женей недавно обсуждали рифмы вроде "семьдесят рублей - восемьдесять рублей", "ботинок - полуботинок", "конец - наконец".
- Ну а что, - сказал Женя. - Ведь лучше в рифму, чем не в рифму... Ах, простите, я опять заговорил стихами.

* * *

Вот-вот исполнится 27, и эта цифра кажется уютной и простой. Может быть, дело в нечетном числе. Четное - будто разрешающий аккорд, такой возраст звучит устойчиво: уже 26. В нечетном слышится напряжение и ожидание, тебе еще 27, выползай из апреля в раннее лето, вдыхай солнечный воздух и трогай цветы.
Пусть вам хорошо живется и в четности, и в нечетности, и вне этих дебильных категорий, конечно же.
За окном улюлюкают подростки. "Уже празднуют!" - важничаю я перед Максом.
Хотела слезливо повесить здесь красивую песню, но пусть лучше будет панда!


лестница, собака

(no subject)

Весна - совсем даже зима, но мне нравится и так. Позавчера мы неслись вниз с белой горы, подпрыгивая на ухабах и хохоча. Вчера был румяный вечерний снег, и на нем валялись синие тени. Сегодня под ногами мягко и жидко. Я в своей коричневой куртке сливаюсь с говном, что течет по улицам. Небо, солнце и деревья кричат как ошалелые.
Я вросла в сапоги и шарф. Даже не верится, что когда-нибудь снова будет так:

Collapse )

Что будет взрыв оттенков, а не серо-коричнево-белое знамя зимы, что появятся какие-то смешные летние заботы: муравей заполз в трусы, тополиный пух щекочется, опять полный сандалик песка.
Как славно любить снег и текущее говно, как славно предвкушать лето - дождливое ли, иссушающее ли; как же заебись держать на руках тяжелого сонного кота и знать, что сейчас спальня, а в спальне лампа, а под лампой пухлобокая книжка, и до рассвета еще много-много часов.
лестница, собака

(no subject)

Вышла из дому, в руках мусорный кулек, сумка, перчатки, телефон, ключи. Столько всего! Как не растеряться. Выбросила мусор и через десяток шагов хватилась: руки озябли, а надеть нечего. Оглянулась. А возле мусорных контейнеров уже стоит деловитый бомж и с удовольствием натягивает перчатки.
Я потому и не расстраиваюсь от потерь, что представляю нашедшего. Сережка, обреченная на ежедневный путь из уха в футляр, вырывается на свободу. Вдруг сейчас лежит в детской ладони, зачаровывает стеклянным голубым блеском?
(Алена и Олег, это были не ваши варежки! Ваши я бы стремглав выкупила обратно.)

* * *

Увидала объявление: "Фото-торт. Эксклюзивный способ подарить радость". И показывают торт, на который пищевыми красками нанесено фото улыбчивых девушек.
Тщетно пытаюсь представить целевую аудиторию. Неужели кто-то и впрямь может взять и сожрать именинника? Разрезать лицо юбиляра? Со словами "ух ты, сладенький" цапнуть в тарелку розовое ухо? Унести детям ноздри?
(Зато репродукции, вероятно, пользовались бы успехом. Бездна возможностей: забрать у девочки персики! объесть грачей с веток! А на несвежие торты можно наносить Айвазовского. И в ответ на жалобы угрюмо сопеть: "а вы чего ждали? конечно, теперь всё бурлит...")
И тут мужчина рядом говорит:
- Не, фотография человека - это, конечно, перебор. А вот сказочных персонажей можно. Буратино или Снегурочку...
- Кота в сапогах, - вторит его спутница.
Боги, за что они так не любят сказки?

* * *

Я в дошкольном возрасте, кстати, строго разграничивала сказки с реальностью. Есть мертвая вода, Василиса, горящие птицы и говорящие зайки. И есть холодное окно, тени на снегу, голуби на карнизе, ветер в рукавах. И всё же некоторые сказочные понятия осели в моей голове.
Царь давал солдату сто рублёв, и этого хватало на счастье - если не пожизненное, то хотя бы длительное. Сто рублёв! Я была уверена, что наша семья богата: ведь мама зарабатывала сто одиннадцать.
Еще лет до пяти я звала тех, в кого влюблялась, "красный молодец". Первым молодцем был мамин ученик Андрей. Мне было три, ему пятнадцать. Андрей стоял под глуховатой лампочкой, смеялся и вертел головой. По светлым волосам бежала неуловимая радуга. Однажды он пришел, когда я гоцала по коридору в одних колготках. Парализованная от волнения, я прикрыла руками грудь. Андрей изумленно замолк и потупился.

* * *

А все же я была самой богатой девочкой в мире. Вообразите: день длиной в вечность, солнце режет сосульки, в небе лепные облака, и мама играет эту прозрачную музыку:



(Теперь надо закрывать глаза, потому что мама не носила белый фрак и кудри, а я консервативна.)
лестница, собака

(no subject)

Время года - счастье. Золоченый воздух, крыши льнут к облакам, деревья тянут позвоночники. Славный сегодня был день: проспект Кирова, Икус, его нелепый кот, кухня, похожая на чердак, и солнечный ветер в окно.

А вчера я стояла возле памятника Ленину. Подошла сумасшедшая дама, кстати, интересная и красивая. Рассказала, что недавно кто-то пытался взорвать памятник и отравить людей.
- Отойди отсюда! - приказала она хрупкому блондину с увесистым пакетом. - Вдруг у тебя там баллон!
- Чо вы лезете, - отвечал блондин и кивнул в мою сторону. - Вон девочка стоит, у нее тоже пакет. Вдруг баллон? Почему к ней не пристаете?
Дама окинула меня взглядом и сказала:
- Да она овца. Что к ней приставать!
Я всегда знала, что сумасшедшие отличаются прозорливостью.

(Возле памятника, кстати, раздают листовки "Днепропетровск без пыли и мусора!" Люди читают, одобрительно кивают, комкают - и швыряют на асфальт.)

* * *

Таксист выдернул меня из глубоких размышлений. Тихо кашлянул и спросил извиняющимся голосом:
- Вы так загрустили потому, что эта песня - про вас?
Я пришла в себя и вслушалась. По радио передавали "Ты ждешь ребенка" Би-2.
- Многие девушки расстраиваются, когда слышат, - торопливо добавил таксист.

Другой таксист рассказывал:
- Люблю пиво. И жена любит. Часто тягает из холодильника мои бутылки. Но я не обижаюсь. В молодости-то все время ей изменял. Неправ был. Теперь пусть хоть все мое пиво выпьет.

* * *

- Воняет, как юные привидения? - озадаченно сказал Макс.
Так он перевел название песни Smells Like Teen Spirit.

Мне нравится, как он иногда разговаривает с голосами, льющимися из динамиков. Например, Алла Пугачева горько усмехается:
- Что ж, Арлекин я, видно, неплохой.
На что Макс, не отрываясь от работы, рассеянно отвечает:
- Да пиздатый Арлекин, только голос прокурил.

* * *

Не верится, что завтра уже будет другой город и другой ветер. Осталось залить в плеер музло и выбрать книжку. В прошлый раз я взяла две: новеллы Ги де Мопассана и про работу детской комнаты милиции. Плохой выбор. Про детскую комнату было невозможно читать, а Ги де Мопассана - невозможно достать. Он намертво застрял между свитером и пачкой вафель, еще и юсб-шнурком обмотался для верности. Надеюсь, Мелвилл окажется приличным человеком.