Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

(no subject)

Недавно котик Шнапс съел целлофановый пакет. Побывал у ветеринара, сиял пунцовым от волнения носом, уселся на диету из овсянки и вазелинового масла. А я ждала, когда он хотя бы покосится в сторону горшка. (В моей памяти 9 декабря останется днем ожидания говна.)
Под вечер я отлучилась, а вернувшись домой, обнаружила, что за недолгое время моего отсутствия кто-то насрал на лестничной клетке прямо у нашей двери. В подъезде было темно, и улики я обнаружила уже в квартире. ("Почему я вынуждена таскать домой чужое?" - ворчала я на Шнапса.)
Неплохая иллюстрация к тому, как причудливо исполняются желания. Можно сколько угодно говорить о точности формулировок, но мне всегда нравилась глумливость мироздания. Славно, что есть желания, исполненные хер знает как. Славно, что жизнь переливается через края наших планов.
Короче! Бодро желаю вам оставаться живыми и при памяти, а остальное приложится, так или иначе. Еще лучше, если вы к тому же будете здоровы и веселы. Оливье, фонарики, надраться!
лестница, собака

(no subject)

Охранник банка, плечистый и усатый, встречает у дверей и усаживает на алый диван:
- Подождите, в кассе сейчас обслуживают человека. Вот он выйдет - и тогда можно.
Из соседнего зала, где находится невидимая мне касса, выходит человек. Я встаю, но охранник останавливает. Сам идет в кассовый зал, и оттуда еле слышно доносится разговор - бас и мягкие женские смешки.
Через минуту охранник возвращается зардевшийся, пряча улыбку.
- Вот теперь - можно!

* * *

Девочка в автобусе, теребя косичку, рассказывает подруге:
- Они живут в большом розовом доме. Очень, очень богатые! У них две лошади, восемь собак и домработница!

* * *

В аптеке мальчик лет шести обнимает ящик для пожертвований. Мать одергивает его:
- Это для больных и несчастных деток.
- Можно подумать, я здоровый и счастливый, - ворчит он, нехотя отступая.

* * *

Рассказываю сестре Кате, что в каком-то затмении слишком рьяно обстригла Максу хвост - короче, чем у пони. Укоризненный Катин взгляд весит сто центнеров.
- Единственный плюс - его голове теперь будет легче. Немного отдохнет... - говорю я.
- Надо тебе руки обстричь! Чтобы отдохнула, - говорит она.
И не поспоришь.

* * *

У девочки, что стояла передо мной в очереди, не получилось расплатиться через терминал. Она оставила на кассе плитку шоколада и шоколадное же масло. Сказала, что попробует снять деньги и вернется.
Выйдя на улицу, я увидела, что и с банкоматом у девочки не выгорело. Она медленно побрела по мокрому асфальту, накинув зеленый капюшон. Мой внутренний гедонист вскрикнул от боли, и я предложила девочке помочь нужной суммой.
- Спасибо большое! - горячо сказала она и тут же посуровела. - Но я решила: если не получается даже со второго раза, значит, это знак свыше. Нечего жрать на ночь!
Вот это сознательность.

* * *

Шла на восьмой этаж без лифта. Передо мной, шумно дыша, покачивалась пара крупных граждан. Я робела их обгонять. Между третьим и четвертым этажом они присели, оперлись на стену, звякнули бутылкой. Спросили, на какой мне этаж, и заговорили наперебой:
- Так, может, выпьете, подкрепитесь?
- Вот бутерброды...
- Вам же еще идти и идти!
- Нам всего на шестой - и то мы без подготовки не рискуем!
Так всего на четвертом этаже у меня напрочь сбилось дыхание - от смеха и симпатии.

* * *

Собираюсь сейчас в магазин, и сердце пляшет. Я ненасытна по отношению к осени. Хочется обсидеть все сырые скамейки, огрести за шиворот капель с каждого мокрого дерева. Лужи! Ветер! Облака рвутся по швам. И небо - все ниже, глубже, темнее, будто в нем растворили марганец.
лестница, собака

(no subject)

Сегодня хозяйка квартиры ждала работников БТИ. Макс с неудовольствием вспомнил, что представители коммунальных служб никогда не разуваются при входе, а сейчас всюду слякоть.
У меня сложные чувства на этот счет. С одной стороны, а если у них ботинки с тугой монотонной шнуровкой, а если болит поясница, а если они брезгливы. С другой стороны, коробит их категорический отказ.
И меня осенило. Я просто спрошу на входе: вам удобнее разуться или надеть бахилы? Редкий человек, поставленный перед выбором из двух вариантов, будет искать третий. Я даже немного гордилась своей находчивостью. И в то же время опасалась, что гости окажутся непробиваемыми, а мой вопрос даже не успеет прозвучать.
Что ж, так и вышло. Меня перехитрили! Для кого я только готовилась...
Пришла красивая светленькая девочка и, прежде чем я раскрыла рот, сняла обувь еще на пороге.
Теперь я чувствую себя мелочным мещанским корытом.
Даже коты мгновенно полюбили ее за алый глазок дальномера, скользящий по стенам.

* * *

Крохотный школьник шлепал по лужам, дергал мать за руку и спрашивал:
- А мы успеем к дяде Вове до конца света?
Она озабоченно ответила:
- Думаю, да.
Разговоры об апокалипсисе чудовищно бестактны. Это как прийти в гости к захворавшему пневмонией, посреди беседы вдруг достать рулетку, измерить больного с головы до ног и буднично сообщить:
- Поместишься в стандартный. Я заказал на завтра.
Рассуждая о конце света, люди похожи на персонажей сериала "Мертвые, как я". Герои, получившие в распоряжение огромное количество лет и неуязвимые тела, унывают оттого, что их земное существование окончилось. Если они не знают, что делать с сотней-другой лет, на кой им прошлая жизнь.
Те же вопросы вызывают люди, у которых так просторно в голове, что даже апокалипсис туда влез. Зачем заботиться о дальнейшем существовании, если уже сейчас его ничто не наполняет.
Вот я заполняю свое чаепитиями и предрассветным брюзжанием.

* * *

Иногда я вижу хорошие сны про папу. Он смеется, празднует, шутит, он красивый и яснолицый. Любопытно, что есть некая эволюция сновидений. Сперва он приснился мне живым, но очень больным, как тающий лед. Потом живым, но я знала, что на самом деле он умер. Во сне эти факты совсем не противоречат друг другу. Потом мы несколько раз обсуждали, как неожиданно все случилось. Потом он позвонил, когда я опять плакала, и сказал: "Лучше улыбайся". Потом снова позвонил, и я еле выдавила: "Как тебе там?", а он ответил: "Ты знаешь, неплохо" - с такой интонацией, будто попал в Африку, от которой ждал кровавых джунглей, а получил все блага цивилизации, еще и жирафов за окном. А после звонка тут же зашел к нам, легкий и здоровый. И объявил, что, среди прочих вещей, научился проникать в наш мир каждый день на семь минут.
Меня потом долго не покидало радостное, торжественное настроение.
А недавно он приснился живым, но я впервые поняла невозможность такой встречи и решила, что это просто человек, удивительно похожий на папу. Тем более, что он и сам не узнал нас с Катей. Он катил мотоцикл в гараж, был счастлив, свободен и освещен оранжевым вечерним солнцем.
И этот сон успокаивает еще больше, чем предыдущие.

* * *

Мама часто покупает пирог, который называется "Витальный". Я никак не запомню, что по-украински это значит "праздничный", и сперва просто умиляюсь названию. Витальный пирог! Животворные пончики! Полное жизни печенье!
лестница, собака

звериный оскал ЗОЖ

На днях вернулась домой голодная, как саранча, и по-студенчески съела кусок хлеба со сметаной. (Да, у меня было жирное студенчество.)
Вкус оказался отталкивающим. Я поняла, что очень давно не ела хлеба и сметаны. И теперь отвыкшие рецепторы сигнализируют о нездоровости такого сочетания. Насколько разумнее стал мой организм, прослезилась я.
А потом пришел Макс, выбросил плесневелый хлеб и убрал из холодильника просроченную сметану.

* * *

За две остановки до конечной в маршрутку вошла девушка и дала водителю две гривны.
- Проезд стоит три, - сказал водитель.
- Да сколько тут осталось ехать? Другие водители подвозят за две, - возмутилась девушка.
- Пусть другие и подвозят! Проезд стоит три гривны, неважно, где вы сели.
- Да я вообще могу выйти!
- Вот и выходите!
- Вот и выйду!
- Да пожалуйста, выходите!
Однообразный разговор длился до самой конечной. При этом водитель ни разу не остановился, а девушка ни на йоту не приблизилась к двери.
Эта маршрутка кажется мне символом всех горьких, но бесконечных браков.

* * *

В другой маршрутке парень говорил в телефон:
- Уже устал от лета. Постоянно на дачу с родаками... Уже на учебу хочется. Хоть побухаю.
Я умилилась и вспомнила один эпизод, рассказанный сотрудником Женей. Его группа постоянно прогуливала английский. Как-то раз, когда они опять вместо занятий пили пиво, один одногруппник сказал:
- Бедная наша преподавательница. Тяжело ей, наверное.
- Почему тяжело? - не поняли остальные.
- Но мы же так на нее положили.

* * *

От этой жары я не хожу, а перекатываюсь, а встретив ненароком бегуна в нарядных кедах, бледнею и долго, долго смотрю ему вслед.
Наш друг Ф. однажды спросил, какими животными мы бы хотели быть. Мы что-то ответили, и он уточнил: а если бы этими было нельзя, тогда какими? И объяснил, что это простой психологический тест. Первое названное животное отражает то, чем мы хотим казаться. Второе - какие мы на самом деле.
- А у тебя кто был на первом месте? - заинтересовались мы.
- Дракон.
- А на втором?
- Аквариумная рыбка, - смеясь ответил Ф., чем навеки завоевал наши сердца.
Не помню, каких зверей я называла в то время, но сейчас я бы оба раза выбрала панду, обширную и медлительную, как затерянный материк.

Ф. тогда провел еще один глумливый психотест. Надо было при помощи нескольких прилагательных описать кофе. А потом вдруг выяснилось, что за этими прилагательными скрывается наше отношение к сексу.
Семь лет назад я считала секс противным, а сейчас люблю, особенно в красивой турке и на балконе.
лестница, собака

ученики и др.

Д. подробно рассказывает о своем плохом самочувствии. Среди прочего говорит:
- And the doctors... they found helicobacter. Do you know what helicobacter is?
- It's something that might cause ulcer, right?
Он смеется, хлопает себя по коленям и переходит на русский:
- Да нет, бог с вами! Просто может привести к язве!
Не успела спросить, что ему послышалось, потому что Д. с упоением перешел к описанию других медицинских процедур. Так распелся, что грех остановить.

* * *

Добрый Жень и его жена разыгрывают диалог.
- Is your hairdresser a man or a woman? - говорит жена.
- Fifty-fifty, - помявшись, отвечает Жень.

У него же было задание вжиться в образ агента по недвижимости и расхвалить апартаменты, используя so и such.
- The rooms are so enormous, - страстно заговорил Жень. - The apartment is so nice. And it's on such a seventh floor!

* * *

На концерт, где я завтра буду позориться, собирались прийти Макс, мама и Вадимчик. Но в последний миг у мамы и Вадимчика всплыли срочные дела. И у Макса завтра напряженный день.
- Ничего страшного, если не придешь. Там все равно не на что смотреть, - говорю я.
- Но я хочу посмотреть. Это же твой первый концерт. Я приду.
- Это хорошо, - отвечаю, поразмыслив. - Мне нужно, чтобы хотя бы один человек в публике знал, что в жизни я не совсем лошара.

Дождь, дырявый сон и мокрые цветы. От головной боли не спасают вода и таблетки, зато шоколад и мороженое на высоте. Приходила К., сияющая, как монета, и на несколько часов земля под ногами превратилась в батут. А сейчас хочется спать, в Харьков и плюс четырнадцать часов к текущему времени.
лестница, собака

(no subject)

Время течет правильно лишь когда рядом любящие (необязательно тебя) люди. Спасибо, Боженька, за всех с не-трагическим восприятием мира, а также старинные улицы.

(Это я побывала у друзей, за которых чудовищно переживала. А они оказались горячей водой, куда я плюхнулась, из декоративного тряпичного яйца превратившись в кухонное полезное полотенце. (Видали такое, кстати? В сувенирных лавках бывает. Трансформация завораживает!) Короче, по сравнению со своими друзьями, я просто гавно на манжетах.)

Вообще, шкатулка полна интересных лоскутов и бусинок, срочно ищу время рассказать да показать. Очень stay tuned!
лестница, собака

(no subject)

Моя семья - звезды, не устану повторять.

Вчера делили с мамой диван. Она легла раньше и читала, используя мою пустующую половину в качестве журнального столика. Затем выключилась, и сестра погасила в ее спальне свет.
Прокрадываюсь впотьмах на свой кусочек дивана, стараясь не разбудить.
Натыкаюсь ладонью на газету. Неприятно шуршу. Мама спит.
Нахожу локтем мамину книгу с острыми уголками. Больно. Мама спит.
Коленкой задеваю чашку с блюдцем. На мою часть простыни выливается холодный чай. Посуда звякает. Шевелю губами на грани цензурности. Мама спит.
Вызволяю из волос гребень. Роняю. Мягко приземляется на подушку.
Вдруг раздается строгое мамино:
- Аккуратней надо быть в темноте. Что это ты все разбрасываешь.

* * *

Уже которое воскресенье подряд сестра ловит меня за руку и предупреждает:
- Завтра же я звоню в университет. В утро, которое они назначат, мы идем за обходным листом. Не вздумай проспать.
Кажется, у нее амнезия. Мне нетрудно и самой связаться с универом, но не хочется терять лишний повод поржать.
лестница, собака

(no subject)

У бабушки читала газету "Вестник здоровья". В письмах читателей наткнулась на такой вот образчик:

"Долгие годы меня беспокоил геморрой. Было тяжело не только сидеть, но и стоять. Состояние моего заднего прохода было отвратительным и очень тревожило меня. Однажды я вычитал в вашей газете несколько упражнений, которые изменили мою жизнь. И приступил...
Каждый день я сжимал и разжимал анальные мышцы по 500 раз. Ездил задом по ковру (протер несколько пар штанов!)."
(Дальше идет подробное описание жопных движений, не упомню всех.)

В общем, там хэппи-енд, болячка ушла.
А заканчивается письмо так:

"Пользуясь случаем, хочу передать привет своим одногруппникам из Казанского Государственного Университета, 73 года выпуска. Пришлите весточку о себе!"

Особенно трогает "пользуясь случаем". Новатор. И геморрою нашел применение.
лестница, собака

(no subject)

11-2007 рулит. У меня есть молчащий телефон, поющий плеер "йа речко" (iriver) и смешной полосатый берет.
Но вообще я больна.
Приволокла домой издевательски красные мужские трусы. Макс еще не разобрался со своими чувствами.
Высосала в одно рыльце две бутылки какого-то шейка, читая космополитен. (Узнала, как планировать день и ласкать мужчину.)
Поплакала под шансоновую сагу о мальчике, которого вырастила волчица, а потом ее убили злые люди.
Боюсь тьмы и полумрака, потому что вдруг явятся Другие из "Lost" и скрадут наших котяточек?
К нам едет дядя Митя, о, небеса.