лестница, собака

(no subject)

Кажется, весь положенный мне август однажды мощно сконцентрировали в 2004. Это был не месяц, а трещина между временами. Прозрачность, горький воздух, тишина, неопределенность, осторожные дружбы, взросление - притом, что ничего особенного не происходило.
С тех пор июль с грохотом врезается в сентябрь. Например, в один день я возвращаюсь домой в сумерках, а у подъезда сидят мальчик в гипсе и девочка в кружевах.
- Я задам тебе провокационный вопрос! - говорит девочка. - У тебя был секс с Алисой? А что ты так смотришь? У нее волосы роскошные, и глаза такие, ух!
- Ну... Кое-что было, - отвечает мальчик.
- Да как ты мог? У нее же бедра толстые и кожа ужасная!
(Девочкам сложно угодить.)
Разговор, возможный только в середине июля, когда все вокруг юные и приятно безмозглые.
А наутро внезапно осень. Колыхаясь в трамвае, смотрю на темную листву и думаю: если бы можно было взять и раскрасить все в тархунно-зеленый, чтобы зубы ломило от яркости. Ну хоть бы одно дерево! И вечером замечаю кафе, из которого бьет вот такой тархунно-зеленый свет и окрашивает листву ровно на одном дереве. И становится ясно: это же был трамвай, исполняющий желания, а я, получается, мальчик из анекдота: "а шо, можно было?"

* * *

Я думала, нет ничего хуже, чем везти мяукающего кота в такси. Оказалось, есть: это когда таксист на каждый вопль кота отвечает "мяу".

Другой таксист сказал:
- Эх, расстроили меня! На выходные обещают жару - почти сорок градусов.
- Одно спасение - ехать куда-нибудь к воде, - отвечаю.
- Ну, не скажите... К воде... Вот к реке - это да.
- Так и я не про таз говорю.
Он вдруг поскучнел и остаток дороги молчал, лишь на прощанье сказал:
- Всего вам хорошего. Редко встретишь интеллигентного собеседника.
(И сдается мне, проглотил окончание: "Вот и в этот раз не получилось.")

* * *

Мне везет на деликатных людей.
Макс заходит в ванную, где после моих водных процедур на полу миллион брызг. (Нам, крупным размашистым людям, шторки не помеха.)
Кричу ему:
- Ты только осторожно! Там на полу мокро!
Он вкрадчиво говорит:
- А ты пробовала мыться в ванне, а не в самой ванной? Попробуй как-нибудь! Это удобно, Танюша!

И охранник в супермаркете, который увидел, как я надела на руку пакет и пытаюсь уложить печенье в полиэтиленовую перчатку.
- А я обычно по-другому делаю, - сказал он и таинственно усмехнулся в усы.

* * *

Котик Шнапс не дурак сунуть рожу в нашу еду. (К. говорит, что его хобби - пищеварение.)
У Шнапсика серебряные щеки и черная нижняя губа. Когда он смотрит снизу вверх, обнажая эту губу, я теряю над собой власть. А Макс держится. Строго говорит:
- Вот ты когда завтракал, я же у тебя не просил.

* * *

Говорю Африкану:
- Спасибо, что посоветовал тот сериал - ну, о котором ты говорил, что он похож на "Во все тяжкие". Нам нравится!
- Да! И чуваки прекрасные! Особенно тот, что с бородой.
- Да, бородач харизматичный!
- Дрочер, - уточняет Африкан.
- Только не спойлери! Мы посмотрели всего несколько серий.
- Так он там с самого начала дрочит.
- Правда? Не замечала... Может, мы говорим про разные сериалы? - спрашиваю ради смеха.
- Ну, вы же смотрите сериал про чуваков, у которых бар в Бруклине?
- Да, только у них ресторан в Бронксе.
- Бар в Бруклине.
- Ресторан в Бронксе.
В общем, что хочу сказать... Сериалов развелось, как говна!

* * *

В маршрутке глянула краем глаза на книгу женщины, что сидела рядом. Люблю, когда по одному предложению можно понять, стоит ли читать. И это предложение было именно таким:
"Пахомыч озабоченно потёр ладошки."

* * *

Сегодня такой серый полосатый день, будто тощий кот. Пыльный ветер, стремительные сумерки. Под впечатлением от пейзажа я купила мрачные браслеты, и они гремят на руке, как танцующий скелет. "Приходите еще, подберем вам что-нибудь повеселее", - сказала продавщица. Сразу захотелось примерить эту фразу на работников небесной канцелярии, выпихивающих человека в грешный мир.
лестница, собака

(no subject)

Некоторое время назад я прочитала, как поживает А., и очень за нее обрадовалась. Сколько всего успевает, как пишет, до чего самоиронична. С каждым годом все красивее и круче, чем просто человек. Инопланетный цветок! - подумала я и в восторге легла спать.
Во сне восхищение странным образом преломилось в моей голове. Мне снилось, что я смотрю ролик о том, как воплощаются заветные мечты А., одна за другой.
Сбывается первая мечта: голый Боярский на коленях делает А. предложение руки и сердца.
Сбывается вторая мечта: у А. вырастают огромные сиськи.
Сбывается третья мечта: огромные сиськи вырастают у Боярского.
Я бы об этом не рассказала, если бы Кижаев не сделал такую иллюстрацию:
http://ic.pics.livejournal.com/gl00mer/2788031/284342/284342_original.jpg
Согласитесь, это охуенно. При виде настоящего Боярского теперь мне кажется, что ему чего-то не хватает. (Зато при виде А. не кажется, она-то хороша и без сисек до колена, и без Боярского в паспорте.)

(no subject)

Дома везде свисают котики, как плавленые часы. А выйдешь за дверь - сверху падает горячее одеяло из красок, запахов и суетливых звуков. Асфальт хватает за ноги.
На краю рынка женщина звонко повторяет:
- Подходите, покупайте, разбирайте! Такое редко где увидишь!
На прилавке у нее, меж тем, лежат пучки укропа.
Смуглый мужчина берет один, вертит в руках:
- И что в нем такого?
- Минэт делаэт, - подсказывает его усатый товарищ.
Ржут, как школота, но покупают шесть пучков. Видимо, на всякий случай.

* * *

Лежим с Максом перед сном, сплетничаем. Он рассказывает про знакомую, которой позвонил ее молодой человек и сообщил, что хочет расстаться.
- Вот так, по телефону?
- Ну, Попов не зря свой хлеб ел, - философски отвечает Макс.

* * *

Обширный человек запихивает в рот обширный бутерброд. Попутно объясняет друзьям, почему у него не сложилось с одной дамой.
- Я целую ей пальцы, а она сразу: "Хочу тебя", - говорит и презрительно кривится.

А в кондитерской лавке импозантный мужчина просит килограмм конфет. На что бледненькая востроносая продавщица вдруг отвечает:
- Даже не пытайтесь, я замужем!
Растопыривает пальцы, показав юное золотое колечко.
- Ну... приятно встретить такую самоуверенную особу, - говорит мужчина.
- Ой, мне тоже очень приятно! Но говорю же: я замужем!

* * *

Марина недавно поставила спектакль со своей театральной студией. На показ пришли пяти- и шестиклассники. В одной сцене молодая жена говорит, что ее стало подташнивать. Теща ехидно комментирует: ага, и огурцов банка куда-то делась из холодильника. А молодой муж волнуется: что же это с тобой?
- Ну ты и тупой! - выкрикнул из зала какой-то юный зритель.

* * *

Сегодня смотрели фильм "Сережа". Мальчик поднимается на башню, хотя там слишком высоко для таких маленьких.
- Кто это? - спрашивают его откуда-то сверху.
- Сережа, - говорит он, карабкаясь по лестнице.
- Какой еще Сережа?
- Суицидальный!
Мы несколько раз перемотали назад. Слово вписывалось в контекст, но не в советском же фильме шестидесятого года. Наконец расслышали:
- С улицы Дальней!

* * *

Кижаев сделал на своей даче чудесные качели, на которых можно раскачиваться во всю силу. Я вспомнила, что качели останавливают время: пока летишь от вишневых веток к абрикосовым, ты бессмертен, легок и всемогущ.
А на следующий день я наебнулась с них, пополнив копилку нового опыта. Давно земля так резко не вставала перед лицом! Но чем больше ссадин, укусов и синяков, тем более настоящим получается лето.
Так люблю эти дни горячего застоя. Город сворачивается в рулон, все немного глупеют, и спасение только в ледяном пиве. О да, пойду спасаться. Привет!

лестница, собака

(no subject)

С мамой вчера ели морковь и кефир, но потом засели за фильм, а там кабаре, блестки, шампанское, обаятельные гомики, розы и пирожные. "Хочу икры", - хищно объявила мама, и я нырнула в ночь, откуда вернулась еще и с увесистым мешком конфет.
- Папа бы сейчас посмеялся, - сказала мама, намазывая хлеб маслом.
- Начнем с того, что папа бы сейчас за всем этим и пошел.
Во всякие грустные и радостно-грустные даты мы почти не говорим о нем вслух. Видимо, потому что и так думаем круглый год. Мне не хватает его юмора и медвежьей манеры вести беседу. До сих пор непривычно, что над праздничным столом не реет его нос.
Трудно представить, как бы человечество обходилось без памяти, воображения и снов.

(no subject)

В марте приезжала сестра Катя со своим семейством. Мы впервые увидели ее дитя. Десятимесячная Лаура тиха, как библиотекарь. Смотрит так, будто ты, глупый первокурсник, украл формуляр.
За неделю мы выучили самые нужные итальянские фразы: "оранжевый жирафик", "фиолетовый бегемот", "я - голубой домик"... Мама еще запомнила "gustoso" - вкусный, смачный.
Накануне отъезда Алессандро сказал маме, что приглашает всех в ресторанчик. Английский у них примерно одинаковый, и мама решила, будто Алессандро хочет сводить на ужин Катю и просит посидеть с Лаурой.
- Конечно! - всплеснула руками мама. - Давно пора!
Только пару часов спустя до нее дошло, с каким неприличным энтузиазмом она приняла приглашение.
В ресторанчике им сначала принесли суп.
- А где хлеб? - спросила бабуля, у которой батон - член семьи.
- Видимо, надо отдельно попросить, - сказала мама.
Тут Алессандро спросил, как им суп.
- Густозо! - одобрила мама.
- Конечно, густое, - назидательно сказала бабуля. - Хлеба же нет! Еще не хватало, чтобы жидкое принесли!
Под конец родственного визита говорю маме:
- Лаура - чудесное дитя. Но все же котики лучше.
- Да! - с энтузиазмом ответила мама. - И умываются сами!

* * *

Мама вспомнила, как впервые вышла в свет с маленькой Катей. Это был обыкновенный детский спектакль, но после нескольких лет затворничества атмосфера театра ошеломила маму. По сцене перекатывался мужчина в образе сказочной старухи. Дети смеялись, а мама сидела с каменным лицом, по которому неуемно текли слезы. Слишком много жизни внезапно обрушилось на нее.
- Да, - говорю, - у актера это явно был звездный час.
- Небось зашел в гримерку, - говорит мама, - смотрит на себя в зеркало и думает: "Лицедеище!"

На днях я испытала нечто сродни. Всего-то ехала с работы, но впервые за долгое время небо было золотым, бесконечным, и река засасывала солнце и красные облака. Мою голову простреливали сквозняки. А потом над деревьями проступила жирная двойная радуга, и тут мне тоже пришлось срочно построить каменное лицо. Апрель, свет, воскрешение. Я самый богатый человек в мире, прыгаю в бесконечные золотые дни, как в монетные залежи.
Если сейчас рыдаю от радуг, что дальше-то буду делать. Биться в припадках при виде талого ручья? Резать вены, понюхав мать-и-мачеху?

* * *

Съездила в Харьков, откуда всегда возвращаюсь больше, чем была. В том числе, телесно. У бабули непобедимая пищевая логика:
- Давай, ешь варенье, а то я еще купила шоколадные конфеты "Ясочка".

Решили с бабулей и сестрой Женей встретиться в парке и погулять. В назначенное время я зашла на пенсионерскую танцплощадку, где бабуля представила мне своих пляшущих друзей.
- Вот это Саша, единственный наш кавалер. Мы зовем его Казанова.
- А он нас называет "гарем", - вмешалась веселая брюнетка.
Казанова, подвижный чернобровый пенсионер, с достоинством сообщил:
- Сегодня мало кто из наших пришел. А так бывает и до пятнадцати женщин...

Бабуля продолжила танцевать, а я села на скамейку. Рядом застыл монументальный дедуган с рубиновой тростью.
- Что не танцуете? - осведомился он.
- Бабушку жду, - сказала я.
- Ну-у, - вздохнул дедуган.
Позвонила Жене, кричу ей сквозь людской шум:
- Я на месте! Бабуля танцует, а я на лавке греюсь!
- Хе! - мрачно сказал дедуган.

Придя на танцплощадку, Женя бросилась фотографировать бабулину компанию. "Подождите", - сказал Казанова, достал гребешок и стремительно причесал брови.

А потом мы собрались прокатиться на аттракционах. Я выбрала карусель, где вращаешься примерно на уровне седьмого этажа.
Женя вовсю демонизировала этот невинный аттракцион. Рассказывала, какого страху натерпелся там ее друг, физик-теоретик. Весь полет вспоминал формулы, которые могли бы спасти ему жизнь, случись что.
-Ты точно туда хочешь? - миллион раз спросила Женя. - Ты не передумала?
Подошли к кассе. В очереди Женя вдруг окинула меня взглядом и воскликнула:
- Зайчик! Ты же вся седая! (пауза) А ведь еще даже не дошла до аттракциона! Ты точно туда хочешь?

* * *

Весна! Женщины оживают! Одна в кудрях и очках приклеилась к невзрачному деревцу. Объясняла беловолосой девушке:
- Чувствую, не созрело оно еще делиться своей женской энергией. А вот дуб - уже давно. Настя, дуб шикарный! Иди пообнимайся!
- Пойдем есть мороженку, - повторяла девушка, равнодушная к сватовству.

Другая грузно шла по улице и кричала в телефон:
- Скажи ей, шоб оделась потеплее! Я в шляпке и болеро, а челюсть, блядь, так и трусыться!

В кафе дама средних лет показывает подруге фото на телефоне:
- У меня новое платье. Как тебе?
- О, еще не бохо, но уже не классика, - говорит подруга. - Что-то такое... французское.
- Да, да! Эдит Пиаф! Тридцатые! - воодушевляется дама и показывает фото мужчине. - Петя, как тебе?
- Ну как. Я водяной, я водяной... - отвечает Петя.

Недавно при мне девочки обсуждали, как перед сном думают, что надеть. Мысленно заготавливают несколько комплектов, а наутро раз - и другое настроение. И очень тяжело, когда под это настроение не находится наряда. Я слушала их, как марсиан. (У меня два критерия: лишь бы одежда была чистой и чтобы за ночь коты не успели ее обшерстить. Вторым, впрочем, могу и поступиться.)
Слушала и размышляла: что, если я многое упускаю? Надо, думаю, попробовать делать то, чего избегаешь. Новые ощущения, новый опыт. Что я там не люблю? Беспокоиться об одежде, встречать рассвет, двигаться. Готовить, фуу. Да, надо что-то попробовать, но с чего начать? Вспомнила, что не люблю оставлять ситуацию в подвешенном состоянии. Во, думаю, с этого и начну. Отложу-ка этот вопрос. Ну, каково? Новые ощущения, новый опыт. Весна.
лестница, собака

(no subject)

На день рождения больше всего подарков мне подарил собственный нос, извините за подробности. Зато я зажгла фонарики на елке и шаркала валенками.
В последнем предложении зашифровано много счастья. Во-первых, волоча по дому ноги в валенках, я чувствую себя необъяснимо беззаботной и дерзкой. (Страшно подумать, что будет в восемьдесят.)
Во-вторых, елка до сих пор держится. Значит, котики набираются ума, пусть на мой день рождения они и распидарасили глобус, устроив макет апокалипсиса. (Порвали Камчатку, навели свои порядки в Гренландии. Африки теперь две, слыхали?)
Мне звонили и желали здоровья, счастья и чтобы нос больше не рос, и всякий раз мой взгляд падал на обломки земного шара, будто незримая сила вопрошала: "Ну-ну. А глобус у тебя не треснет?"

* * *

Кстати о елке. В январе я как-то уснула в автобусе, а когда очнулась, все вокруг исступленно сияло сине-зелено-белым. Будто мишуру и бенгальские огни мне запихнули прямо под веки. Я вылезла и немного постояла у моргающей арки. Рядом перекрикивалась молодая пара: "Там еще снеговик!" - "Давай с оленем сфоткаемся!" Пару тянул за руки мальчик лет шести, причитая: "Пойдемте уже! Здесь очень ярко и шумно! Ну хватит!"

Напомнило мне, как однажды в гости пришли Наташа, Федотка и их маленькие дочки. Коты при звуке детских голосов сразу спрятались, только Шнапсик остался хлебосольным хозяином. А потом все же скрылся под диван. Девочки было бросились вслед, но мы сказали: "Котик устал и хочет отдохнуть. Подождите немного".
Через некоторое время Наташа заскучала и полезла выковыривать Шнапса из-под дивана. Девочки сгрудились вокруг и увещевали: "Мама, что ты делаешь? Котик хочет отдохнуть, подожди, мама!"

* * *

В маршрутке сзади медленный бесстрастный голос:
- Я эти вот особенности не сразу поняла. Он говорит: "Девушка, хотите на канавы?" Я думаю: селюк какой-то. Потом разговорились - оказалось, на Канары.

Проржавшись, я вспомнила всех картавящих людей, милых моему сердцу. Правда, никто из них не произносит "р" как "в". Макс вот выговаривает на английский манер. Как-то мы с ним были у врача, та отправила его на ЭКГ. Пока сидели в очереди, Макс заметил:
- У нее трудное имя для меня. Ирина Григорьевна... Три буквы Р на два слова.
- Более того, - говорю, - ИРина ГРигоРьевна. ТеРапевт. ЗамглаввРача. ОтпРавила на электРокаРдиогРамму!

Рассказали об этом Игорю и Ире, те удивились: раньше не замечали, что Макс картавит.
- Скажи что-нибудь. Скажи: бройлерная курица.
- Цыпленок, - кокетливо отвечал Макс.
- Произнеси свою фамилию! - предложили они.
Но тут же сами и помогли:
- Ниже нуля?

(Кстати, в кабинете той самой Ирины Григорьевны все было строго и бежево. Аскетизм и геометрия. Вдруг я обнаружила нечто выбивающееся из общего тона: календарь с нотным станом, на котором разнузданно валяются ноты, розы и скрипка. Ирине Григорьевне не чужда некоторая экспрессивность, подумала я. И тут же увидела надпись на календаре: "Виртуозное лечение инфекций мочевыводящих путей". Пока жива медицинская реклама, человечеству не заскучать.)

* * *

Мама - о каком-то знакомом, своим хрустальным голосом: "Человек он неординарный, я бы даже сказала, мудак."

* * *

Подстрекаю Икуса:
- Пойдем с нами ужинать! Будем пить пиво и смотреть кино. Давай же! У нас в планах "Ужин с придурком".
Кавычек в живой речи не слышно. Икус чуть ошарашен.

* * *

Буренчик поел и сразу же срыгнул. Я не успела убрать - Шнапс налетел и мгновенно все смел. После чего вальяжно приблизился к дремлющему Икусовскому коту и окинул его взглядом, полным превосходства. Мол, пока ты спишь, я в кафе завтракал.
Поделилась с Кижаевым, он сказал:
- А тот ему: "Что, опять был в этой тошниловке?"

* * *

Шнапс познает мир через пожирание. В отрочестве он был еще любознательнее и съел все мои платья. Постель стала решетом. В доме будто завелась увесистая мяукающая моль, и все чаще слышалась фраза: "Он опять сосал плед!"
Лучше всего это прокомментировала Марина: "Шнапсик, сосущий плед - картина, достойная кисти великого художника! представляю этакий диптих: "Шнапсик, сосущий плед" и "Пледик, сосущий шнапс".

А вот и он. Наш жырный лотерейный билет.

IMG_1161

(no subject)

Недавно котик Шнапс съел целлофановый пакет. Побывал у ветеринара, сиял пунцовым от волнения носом, уселся на диету из овсянки и вазелинового масла. А я ждала, когда он хотя бы покосится в сторону горшка. (В моей памяти 9 декабря останется днем ожидания говна.)
Под вечер я отлучилась, а вернувшись домой, обнаружила, что за недолгое время моего отсутствия кто-то насрал на лестничной клетке прямо у нашей двери. В подъезде было темно, и улики я обнаружила уже в квартире. ("Почему я вынуждена таскать домой чужое?" - ворчала я на Шнапса.)
Неплохая иллюстрация к тому, как причудливо исполняются желания. Можно сколько угодно говорить о точности формулировок, но мне всегда нравилась глумливость мироздания. Славно, что есть желания, исполненные хер знает как. Славно, что жизнь переливается через края наших планов.
Короче! Бодро желаю вам оставаться живыми и при памяти, а остальное приложится, так или иначе. Еще лучше, если вы к тому же будете здоровы и веселы. Оливье, фонарики, надраться!

(no subject)

В первый день зимы попала в дождище. Люблю непогоду. Кажется, будто мы с окружающей средой в таких доверительных отношениях, что она не стесняется трогать меня и изливать всякие жидкости. В лужах показывают цветные мультики, на мокрых стеклах кувыркаются человечки, джинсы - две бетонные трубы.

И вот из пальцев потекло. Запишу наконец-то про драгоценных учеников, пока еще помню. Например, красивая добрая Н., девочка с шелковым голосом, как-то прислала на проверку письмо, которое собиралась отправить сотруднику. Текст начинался так:
Dear ...,
Thank you for the fail.
И дальше было про то, что в присланном им файле нет какой-то важной информации.
Я не сразу въехала, что Н. просто опечаталась и под фейлом подразумевала файл. Некоторое время мы вели довольно абсурдный диалог. Я говорила, что эта фраза сочится сарказмом, а Н. сокрушалась: так вот как это выглядит со стороны! понятно, почему некоторые меня недолюбливают! люди так не привыкли к вежливости!

Ученик Д. пятилетним мальчиком приехал из Украины в Израиль. С тех пор прошло двадцать с лишним лет, и ныне Д. - не очень уверенный носитель русского языка.
Как-то на уроке я спросила его, в котором часу он обычно приходит с работы. Д. внезапно перешел на русский:
- А как сказать по-английски "дак"?
- Дак? А что за дак? В каком контексте? - недоумевала я.
- Ну, если я прихожу на работу к 8, дак ухожу в 11, - пояснил Д.
Ему же принадлежит грустная фраза: "Ох, непривычно. Раньше я говорил на своем английском, а теперь учу всех английский." И признание: "Спорт? Мой любимый спорт - еда!" (О да, мы в одной команде!)

Ученик Н. впервые в жизни был в оперном театре, на уроке делился впечатлениями. Я светским тоном обсуждала с ним сюжет и героев. Под конец, правда, поняла, что он говорит про постановку "Фауста", а я - про "Риголетто". Но эта мелочь не помешала нам, завзятым искусствоведам, насладиться тонкой беседой.

* * *

Еще я снова офисная водоросль. Теперь к столькому надо привыкать! Ведь раньше до работы я добиралась минуту. Две, если пробки. Три, если пробки покормить и погладить.
Поначалу я колебалась: ежедневные путешествия сквозь насморк и снег, ты постоянно лошара, все вокруг прямоугольное. Но мне стало легче, когда я увидела, что здание с цветными стеклами, а рядом оперный, и слышно, как распеваются баритоны и сопрано. В комнате, где проходило собеседование, на стене висела детская мазня: пучеглазый банан, завитушки и другие неясные сущности. От этой ебанины я совсем повеселела.
Я сидела и ждала серьезных технических специалистов. Пришли две смеющиеся рыжие девочки, одна - вылитая кошка, другая - куница. Пораженная этим сходством, несколько минут я не могла сосредоточиться. (Теперь можно считать, что у меня есть опыт стресс-собеседований.)
В числе прочего девочки спросили, умею ли я рисовать. Я ткнула пальцем в ебанину на стене и сказала:
- Вот так.
Они посмеялись и сказали:
- А вообще наш директор обиделся бы на вас. Это картина известного испанского художника, и стоит она больших денег.
- Чем-то я не тем по жизни занимаюсь, - сказала я.
(Не смогла найти именно эту картину, но она написана в таком стиле: http://www.joan-miro.ru/work-118.php)

Недавно уходила с работы вечером. Покидая пустую и звонкую комнату, вдруг первый раз за все это время почувствовала, что привыкла, и мне здесь вполне уютно. С этой мыслью я энергично открыла дверь и сняла ее с петель.
Стоя у перекошенной двери, я размышляла, как быть. Тут из соседней комнаты вышла девочка Марина в красивой блузке.
- Что делать в такой ситуации? - спросила я ее как старожила.
- Та шо ты, не знаешь, что делать? - удивилась Марина и нежными руками повесила дверь обратно на петли.

* * *

- Знаете, есть необидный вид критики - по принципу плюс-минус-плюс. Сначала говоришь что-то хорошее, потом плохое, потом снова хорошее.
- Это как? А если косяк серьезный?
- Ну, например... "Вася, мы с тобой уже давно работаем как хорошая команда. А вчера ты оставил меня одного в ответственный момент, и мне было трудно без тебя, ведь раньше я всегда мог на тебя положиться."
- Да ну! Звучит неестественно.
- Ну, тогда другой пример. "Маша, у тебя очень красивое платье..."
- "... Что же ты в нем опоздала?"

(пятнадцать минут спустя)
- Ну, Антон, что скажешь?
- Спасибо, все очень интересно! Ничего нового не узнал, но было здорово!

* * *

В одном магазине за десять минут услышала два разговора.

- Мама, это моя новая подлузка Алина!
- Привет, Алина!
- Я не Алина, а Арррина! Ей еще рррано со мной дррружить!

- Вот сегодня мне нравится твоя прическа! Да, что-то изменилось!
- Ну, я ничего не меняла. Только тут вот по-другому уложила...
- Я говорю, во мне что-то изменилось! Я в таком хорошем настроении - все мне нравится!

В другом магазине я сказала кассирше, что ей очень идет новый цвет волос.
- А она у нас с любой прической красавица! - сказала женщина, стоящая за мной.
- Угу, вон глаза какие красивые! - сказал мужчина, стоящий за ней.
Это выглядело так, будто все мы выстроились в очередь, чтобы отвесить комплимент кассирше.

* * *

Каждый раз удивляюсь, слыша нравоучения вроде: "Вы можете ходить? У вас гнутся руки и ноги? Вы можете видеть? Значит, у вас есть все необходимое для счастья!" Неужели для кого-то это работает. Мне так и видится продолжение: "Ой, а у вас что, не гнутся? Да, чуваки, не повезло вам. Даже не знаю, что и сказать..."
А сама, главное, сижу и сияю. Среда, дождь, киевский торт. Все необходимое для счастья!

(no subject)

Вчера соприкасались с живой природой. Решили прилечь на кровать под ивой. Ива громадная и серебряная, небо предсентябрьское, а кровать такая панцирная. Легли. Солнце лезет в лицо, прямо всей жопой садится. Ветви щекочут, с дерева сыпется колючая труха. Наше ложе обосрала птица. Поднимаясь, Макс сел на читалку и чуть не раздавил роман С. Кинга. Но все равно хорошо. Природа.

Когда брала на руки племяша, машинально чесала его за ухом. Симпатичный, но усов и хвоста не хватает. Качались на качелях, он заснул. Это я поняла, лишь когда за воротник потекли слюни (вопреки обыкновению, не мои). Детство - адская пора, думала я, созерцая спелую зелень на противоположном берегу. И тут над невидимой рекой пролетел жирный аист.

Потом вернулась на те качели одна и при полной луне. Такие детские, сильно не взлетишь. Но с непривычки казалось, будто где-то внутри печеная картошка и пиво водят хоровод. Потом я поняла: это восторг.

Этим летом дважды успела подолгу держать в руках лягушку. (Не одну и ту же.)

* * *

Днем соседки под окнами говорили:
- И еще падлой меня назвал.
- Так, может... это... Люся, может, он тебя не уважает?

И это напомнило сразу два случая. Когда я в юности отправила в одну контору резюме, а мне пришел автоматический ответ: мол, письмо попало в спам или что-то в этом роде.
Я позвонила по телефону, указанному на сайте конторы, и объяснила суть проблемы. Ленивый мужской голос (потом выяснилось, что это был охранник) сказал:
- Так, может, вы отправили спам?

Еще однажды мне позвонила знакомая, пожилая терапевт, уточняла всякое про английский. Потом говорит: ну, как вообще здоровье? Ты спрашивай, если что.
А со мной, жизнелюбивым тюфяком, уже несколько недель творилось необъяснимое и пугающее. Будто я неделю провела с дементором. А однажды искала дом 66, подошла к номеру 64, думаю, ну вот-вот уже. И вдруг за ним вырастает 64А, Б, В, Г, день душный, дорога пыльная. На букве Д у меня от ярости почернело в глазах и висок взорвался. (С тех пор ничто не кажется невозможным, стоит лишь вспомнить, как я ненавидела десятисантиметровую букву Д.) Но все это я не могла рассказать Анне Павловне, как и то, что накануне молчала на вопрос таксиста, где остановиться, потому что в горло вцепился плач. И водитель ехал с поднятыми бровями, все дальше от моего места назначения.
Короче, я лишь застенчиво спросила, что делать, если вдруг потеряла способность радоваться, и все раздражает: показаться эндокринологу? принимать какие-то витамины? сделать ээг?
А Анна Павловна сказала:
- Так, может, тебе просто грустно и все раздражает?
Это мне совершенно не приходило в голову. Я взяла выходной, с самого рассвета ходила по каким-то нелепым местам и молчала. Была вылитой из стакана водой, бесформенной жидкостью. Под вечер уже целовала кусты, разговаривала с говном, в которое вступила, и хотела взять домой всех встречных котов. С тех пор, чуть что не так, сажусь в трамвай и пиздую, пока не надоест стук и грохот под ногами.

* * *

Вот уже неделю мне не дает покоя история К., которую в отрочестве несколько раз сбивала машина. Однажды, снова обнаружив себя на капоте, К. заметила, что водитель грозит ей пальцем и вообще странно реагирует. Присмотревшись, К. поняла, что он уже раньше ее сбивал.

* * *

А сегодня собралась гулять. Наметила маршрут: вдоль реки - так далеко, насколько смогу зайти. Смотреть, как тонут в черной воде отдыхающие... То есть, огоньки. Облечь в слова огромную глыбу. Может, пустить счастливую слезу.
Перед прогулкой обняла Буренчика на диване. Проснулась, когда друзья Т. и В. написали, что гуляют рядом. Какое там вдоль реки. По-пенсионерски обсидели с ними лавку у подъезда. Какое там облечь в слова. Блаженное оцепенение сковало мозги. На все цветистые реплики хотелось только говорить "да-а, пиздец..."
Зато теперь, стоило включить эту песню, слова выпрыгивают, толкаясь локтями.



Выходит, Пинк Флойд будит во мне пиздлявость.

(no subject)

Кассирша пробивала покупки и причитала: как все дорого стало, скоро забудем вкус нормальной еды, начнем газетами подтираться.
На прощанье сказала:
- До свиданья, приходите еще. Хотя, знаете... Лучше сидите дома, экономьте деньги.
Как если бы врач сказал:
- Не принимайте спиртного. Хотя, знаете... Без него еще хуже.
(И был бы прав.)

* * *

Смотрели кино под киевский торт и сидр. Макс несколько раз комментировал актеров: какая-то страшная, страшный-то какой.
- Интересно было бы посмотреть на твой эталон красоты, - сказал Икус.
От сидра у меня раскраснелось еблище, на голове было гнездо из мокрых волос, по щеке размазался киевский крем. Это был мой звездный час. Я повернулась к Икусу и торжественно сказала:
- Это я!
- Я и не сомневался, - пробормотал Икус.

* * *

В маршрутке передо мной два затылка: пушистый медный и бритый с крестовидным шрамом.
- Как прошел день рождения? - говорит бритый.
- От-пад-но! - говорит медный. - Жаль, что тебя не было.
- Так ты ж не приглашала.
- Конечно, не приглашала. Я же обиделась на тебя!

* * *

В другой маршрутке мама и дошкольная девочка коротали дорогу за чтением. В какой-то миг девочка оторвалась от книги, внимательно меня рассмотрела, потрогала за плечо. Я вынула наушник и услышала:
- Ты - как принцесса!
Слаб человек. Я приосанилась, засверкала. А потом бросила взгляд на их книгу. А там на картинке была злая уебищная принцесса. Наушник обратно вдевать я не стала и услышала окончание сказки. Какой-то доктор сказал принцессе: "Тогда и привезу тебе лекарство. А пока оставайся-ка ты с носом."

* * *

Поздравила по телефону другана с днем рождения. Он сказал, что начал отмечать еще накануне, хотя уточнения были лишними.
- И знаешь... что... с меня... при сыфре трисатсем...
Помолчал.
- Вмомент... слетаитхмель.
- Что-то затянулся твой момент! - потешалась я.
Ох уж эти цифры 33 и 37. Вам тоже хочется преподнести терновый венец именинникам, важно произносящим "вот и наступил возраст Христа"?

* * *

Мама уехала, а я тусуюсь в отчем доме. Пробую на несколько дней жизнь одинокой тридцатилетней женщины с котом. Выполняю мамины поручения из инструктажа на четырех страницах А4. Открывала кошачьи консервы и проткнула насквозь банку ножом. Не думала, что такое возможно. А затем поскользнулась на том жирном полу и посадила на платье длинное вопросительное пятно. А еще надо было склеить два куска обоев (а они так и норовят свернуться в рулон) скотчем (а он так и норовит стать лентой Мебиуса). Не буду говорить зачем, пусть останется красивой интригой. Случайно приклеила кошачий хвост к кошачьей спине. Ему даже шло.
Удивительно, но я больше не чувствую той острой связи с домом, где выросла. Может быть, потому что здесь все так изменилось (к счастью). Может быть, потому что не осталось внешних опор, все силы сосредоточились внутри (хотя вскоре это наверняка окажется иллюзией). За последние несколько лет формат общения с семьей изменился - я теперь будто пенсионерка, которая кормит внуков деликатесами, а все прозаичные супы ест после их ухода (к счастью). И даже сейчас мне кажется, что уже слишком много супа (хотя вскоре это наверняка окажется иллюзией).