лестница, собака

(no subject)

Мимо нашего дома вчера шел седой сгорбленный мужчина в темном плаще и с палкой. Шел и насвистывал мелодию. В ней было предчувствие мартовской воды, что будет скрываться под застарелым тяжелым льдом, и треньканье выживших птиц, и бледное кружево облаков. Будто в переулок забрел рассеянный сказочник. Где же еще ему появиться, - любовно думала я, - как не в этих старых домах, средь прошлогодней листвы и бурых трав.
Тем временем, сказочник остановился, сплюнул под ноги и сказал:
- Ебать-переебать!
Из-за чего стал мне еще симпатичней.

* * *

На Новый год мама подарила нам какую-то особенную кастрюльку. Красивую, удобную и с дырочками для слива. Макс вертел ее в руках, вспомнил про лосося, томящегося в морозилке, и сказал:
- О! Это чтобы Танюша уху ела.
- Сам ты ухуел, - пробасил папа, давясь смехом.

* * *

Рассуждая о папином лечении, мама упоминает, что может сама делать внутримышечные уколы. Через пару минут папа подытоживает:
- Значит, ты умеешь колоть...
- А я... - встреваю я.
- А ты умеешь подкалывать, - перебивает он.

* * *

1 января вышла на прогулку с собакой Чипом. Безлюдный двор, сырое небо, на ветвях дрожат серебряные капли. И вдруг над собой я вижу дятла. В это постапокалиптическое утро он один так уверенно, по-хозяйски работает, стачивая неустанный клюв, что на миг становится ясно: 2012 - год черного дятла.

* * *

Вчера девушка в банке дала листок и сказала расписаться там, где галочки. Ее собственная подпись оканчивалась штрихом, точь в точь похожим на птичку. Я подумала, поколебалась - и все-таки присобачила свой росчерк в конце ее. Увидев этот тандем подписей, девушка даже поперхнулась от недоумения.

* * *

Должно быть, вчера вечером я очень хреново выглядела, если кассирша, сканируя покупки, сочла нужным меня предупредить:
- Эти пельмени дорогие, вы в курсе?
Совершенно теряюсь в таких ситуациях! Вот Макс сразу сказал, что надо было дать ей сотенную купюру со словами:
- Эта бумажка большая, вы в курсе?
Мне срочно нужен суфлер! А уж интересную жизнь я ему обеспечу.

* * *

В декабре пропустила несколько уроков немецкого подряд. Наконец явилась. Мы проходили косвенные вопросы и должны были о чем-нибудь друг друга спросить.
Одногруппник В. смотрел-смотрел на меня, думал и наконец сказал:
- Я хочу знать, придешь ли ты в субботу на урок?
- Да, Таня, - вмешалась преподавательница, - я тоже очень хочу это знать.
Я ответила утвердительно.
В субботнее утро лежала в постели, безжизненная и плоская. До чего же был велик соблазн так и увязнуть в простынях. Но я вспомнила про свое обещание, кирпичом выпала из кровати и поползла.
На уроке мы опять задавали друг другу косвенные вопросы. Одногруппник А. думал-думал и наконец сказал именно то, что я боялась услышать:
- Интересно, будешь ли ты регулярно сюда приходить на следующей неделе?
- Да, Таня, - вмешалась преподавательница.
Всю последующую неделю посещала уроки как зайчик.

* * *

Устлали коридор новым ковролином. Красивый, синий (или зеленый? чо-то забыла). Буренчик в это время спал и, проснувшись, был очень напуган новшеством. Долго не осмеливался ступить, приседал, сутулился, заносил гладкую белую лапу над дорожкой - и вновь прижимал уши, сутулился.
- Кот ковра боится, - недоумевал Димка.
Зато Сова мигом освоилась. Раскинула меха, разлеглась, сверкая драгоценными глазами. А потом вскочила - и давай драть когтями.
- Сова! - крикнул Макс. - Ты щас на бабки полиняешь!
Та затихла.
- Что она там делает? - спросил Макс.
- Сидит, - ответил Димка, - линяет.
Этой ночью Сова атаковала обои. Макс возмутился:
- Обои обдирает. Ремонт, сука, затеяла!

* * *

Они сейчас окружили наше ложе, дремлют, растопырив уши, изредка вздрагивая усами. "Зайки мои сраные", - шепчу в удушающей нежности, - "что вам снится?"
Мне вот на рассвете пригрезилось, будто я обросла огромным пузом и черной бородой, одета в алый кафтан и зовусь Володя. Все так и говорят, кивая на меня: мы с Володькой то, мы с Володькой се...
Потом я увидела в зеркале лицо, что всегда кажется мне бледным, средним, никаким. Этим утром оно было оглушительно красивым - без кудлатой-то бороды.
(Спасибо, Владимир!)
лестница, собака

(no subject)

Обычно не пишу про итоги года, но только что гладила спящего Макса, тот сквозь сон решил, будто пора вставать, а я сказала, что не бужу, а просто так. И Макс - одобрительно, как мне кажется - пробормотал:
- Ты не похожа на вакуум клинер.
Если это не итог года, тогда что.
Двенадцать месяцев были разными. Порой я летала над антеннами и кронами, порой жевала сопли на дне консервной банки. Но этот год точно не был стоячей водой, а чего еще желать.
Уезжаю резать огурцы и морковь, щедро лить майонез, пыриться в телек и тыкаться лбом в родителей.
С новым годом вас всех! Желаю любви, дружбы, неуемного ржача и прочих базовых ценностей.
(И немедленно выпить!)
лестница, собака

(no subject)

Быт мой скомкан и нелеп. Явилась домой, свободный вечер. Томно говорю Максу:
- Давай срочно вести светскую жизнь? Хочу отвлечься, развеяться.
Прилегли обдумать, насколько светским будет вечер. Три часа спустя проснулись, а вечер уже истек. Развеялась, блять! Отвлеклась! Еще и в каждом увиденном сне был эпизод, где я позорно не могла влезть в какую-нибудь одежду. Если уж сны, так вещие! - решила я и стоптала гору пельменей. А после вернулась в кровать.
Ах, я такая светская львица.

А вчера пришла к маме. Включили ужин и сериал, мирно посмеивались. И тут мне захотелось чайку.
Оказалось, что нет фильтрованной воды. Устанавливая фильтр, я заметила на джинсах грязь. Быстро отстирала и крикнула маме:
- Заодно и душ приму, подожди!
- Хорошо, а я тогда в магазин! Только открой мне, я взгляну на себя в капюшоне!
Зеркало уже запотело. Я так усердно его протирала, что зацепила кран. Мама была увлечена капюшоном, а я - зеркалом. Воды натекло чуть ли не по брови.
- ... Как скоротала вечерок? - ехидно спросила мама, вернувшись из магазина.
Джинсы сохли слишком медленно, и я решила помочь феном. Стоит ли и говорить, что через пару минут фен сгорел.
Кругом полночь, в руках сырые штаны, позади шлейф разрухи. Стою и думаю: вот дался мне этот сраный чаёк, а.

В декабре были такие тяжелые вести, что, получив вчера сообщение "Серик скачался" [сериал], я прочла "Серик скончался". И даже не удивилась, а только подумала: "Какой Серик?" Но недавно шла и встретила на улице скотчтерьера. Он был весел и неуклюж, совал прямоугольное лицо в еловые ветки. В общем, напоминал, что земной шар еще вертится. И мне стало даже стыдно за свою подавленность. С тех пор я вновь начала замечать новогодние огоньки, и смеяться, видя ночью на тротуаре одноразовую тарелку с солеными огурцами, и испытывать желание не шагать, а мчаться. Словом, вернула доступ к счастью, для которого не нужны никакие ресурсы. И с тех же пор начали поступать и хорошие новости.
Всем уставшим и скорбящим я могу теперь сказать голосом пенсионерки, что утешает одинокую соседку:
- Не бойся, мое сокровище. Однажды тебе повезет, и ты встретишь хорошего скотчтерьера!

Еще я, кажется, ехала в маршрутке с ангелом. Девочка лет двенадцати, в очках и косах, села рядом, кивнула в сторону экрана, где буйствовали Том и Джерри, и сказала:
- Мой любимый мультик. Впервые я посмотрела его в четыре с половиной - и так смеялась!
Голос у нее был прозрачный, ясный, холодный.
- Это правильно, что его назвали Том - как Тома Сойера. Тот ведь тоже был сорванец и проказник, - и без всяких пауз продолжала, - а сегодня мне на репетицию, а потом разные дела, а еще надо лечь раньше спать, а то завтра мы с мамой рано встаем. Праздник.
- Какой?
- Свадьба, - Тома и Джерри сменил подводный мир, и она добавила, - скат. Красивый. Жаль, в школе про животных рассказывают мало, к тому же быстро - протараторят, не успеваешь и запомнить.
Мы еще немного поговорили, а потом она сказала с той же мраморной интонацией:
- Мне пора. До свидания.
Не знаю, в чем ключ - в потоке сознания, или ее безучастности, или этом потустороннем голосе - но с ней было так легко, так удивительно легко, будто кто-то неземной погладил меня по голове.

А сегодня в магазине сердитая продавщица, отчитав напарницу, удалилась в подсобку. И вдруг оттуда воскликнула:
- Надь! Она кувыркается! Кувыркается! Ах ты ж кисонька моя! Ах ты ж животик мой полосатый!
Напарница просияла и убежала смотреть на животик.
Коты - тоже посланники небес, не иначе.

Сегодня был первый заметный снег, небо серое, ветер-брадобрей скребет щеки, скоро новый год, ребзя, жизнь мчится и длится.
лестница, собака

(no subject)

Обсуждали с парикмахером Т. диалекты. Она сказала, что в селе под Павлоградом, где расположена ее дача, говорят "растеть" вместо "растёт", "живеть" вместо "живёт". И привела пример.
Однажды Т. обнаружила в своем огороде соседских детей, которые деловито наполняли ведро клубникой. Подошла к соседке и сказала:
- Объясните детям, что нехорошо собирать урожай на чужом участке. Эту клубнику ешьте на здоровье, но в следующий раз пусть знают, что так нельзя.
- Так у вас же растеть, а у нас не растеть, - сказала соседка.
- А что такое?
- А мы не содим.
- Но почему?
- А зачем нам бурьяны в огороде?
- Но дети же любят клубнику?
- Так у вас же растеть! Они у вас и нарвуть.
Обезоруженная Т. попрощалась и ушла.

* * *

Мы мчимся, грохочем по сумрачной мостовой. По салону смерчем кружит тонкую девочку. Назвав остановку, она возмущается:
- Чего вы так быстро едете?
Меднолицый и горбоносый водитель отвечает, чеканя слова:
- Чтобы не было медленно.
(Так и я жила в последнее время, тщетно пытаясь остановиться. А сегодня была в пять утра на улице, а там холод и тишина. Черное небо держалось на белой луне, точно повисло на гвозде. И над крышами шествовали величавые облака.
В меня тотчас хлынул покой; до сих пор легче дышать.)

* * *

Люблю предрассветный город за его пешеходов. Они глядят на тебя доверчиво и спокойно, будто на сменщика. На углу вот стоял пыльный, чуть ли не в блин растоптанный мужчина и горестно блевал. Под мышкой у него алел глянцевый букет роз. Когда я приблизилась, мужчина поднял свободную руку и показал большой палец.

* * *

Встретила недавно бывших учениц.
- А мы вас до сих пор вспоминаем, - сказала одна.
Не успела я обрадоваться, что уроки были не зря, как она продолжила:
- Помните, вы на стол сели, а столешница была не прикреплена?
Иной раз кажется, что великих педагогических удач у меня было всего две: 1) наебнуться и печально осесть под доской, где как раз написано "failure"; 2) в пылу объяснений оторвать пуговицу с собственной рубашки.

* * *

К. - не только чудо-гостья, но еще и отличная именинница. Пришла, вручила нам подарки, напоила шампанским, посмеялась и ушла. Надеюсь, еще вернется. God save my friends.
Восемь вечера, а я напрочь обездвижена и хочу странного.
лестница, собака

(no subject)

Договорились с Л. встретиться в 7-30 утра. В 6 она прислала сообщение, что не может. Мой телефон бесновато ухмыльнулся и склеил начало новой смски с концом одной давней, где ученик поздравлял меня с днем рождения.
И меня будит такой текст: "Танечка, извини, ужасно сегодня спала, не могу проснуться успешным счастливым человеком, знать свой путь и идти им!"
И впрямь непосильная задача для шести-то часов утра. Я прониклась.

* * *

Нашу преподавательницу немецкого на днях заменяла суровая и раздражительная дама. Надо было составить предложения по схеме "кто-то идет куда-то/к кому-то". Я сказала "Кот идет к стоматологу". Дама сорвала очки, окинула меня страдальческим взглядом и воскликнула по-русски:
- Где вы видели, чтобы кот ходил к стоматологу?

* * *

Завтракала одна в углу офисной столовой. Вошел охранник и, не заметив меня, обругал чем-то провинившийся кулер:
- Ах ты, блядь, тварь ебАная!
(Голос у него был теплый и задорный, точь-в-точь как у Александра Баширова.)
Сидя над томиком английского автора, я вежливо промолчала. Но в глубине души была возмущена. С каких это пор в слове "ебаная" ударение на второй слог?

* * *

И по мелочам.

Димке приснилась фраза: "Я опустил жетон в прорезь автомата. На меня смотрел продавшийся вход в метро."

"Ты идеальная жена", - говорит Араик, - "Здоровая, пьющая..."

Кстати, неделю назад нахуячились коньяком под сушеную айву, весь следующий день под скальпом была буря. И что же? Сегодня я вновь симпатизирую коньяку. Но при одном слове "айва" такое чувство, будто собираюсь выблевать комод. Вообразите, отравление овсяным печеньем - не миф.

* * *

Так не хватает времени "вне контекста", когда ты не на работе и не на занятии, не часть семьи, не сторона диалога. А лишь точка на пустой улице, и над головой спутанные ветки, а в рукавах пляшут сквозняки. Каждую ночь я хочу уволиться, собрать узелок и пешком съебаться в степь. И каждое утро опять на остановке, румяна и пригожа.
лестница, собака

(no subject)

Сотрудник Женя знает человека по фамилии Дралло. Этот человек шутит, что назовет сына Отто.

Интересно, приходило ли уже кому-нибудь в голову назвать дочерей Раиса и Ада? Чтобы дома были дочь Рая и дочь Ада.

Я получила загран, в котором по новым правилам Глущенко пишется HLUSHCHENKO. "Хохлущенко, блядь! Хующенко!" - грохотало у меня в голове, пока я послушно царапала подпись.

* * *

Сестра Катя - гений преподавания: всего за пару недель влила в меня мощную дозу итальянской грамматики и лексики. Теперь я могу писать и читать простые тексты. А также слушать успокаивающий, как темное пиво, голос Нико. И раз в пять минут блеять: Interessante.
Мое любимое время в итальянском называется Passato Prossimo. Произнося его название, я чувствую себя лакеем с золотой ночной вазой.

* * *

Уплетаешь какое-нибудь бабулино блюдо, скажешь: "Вкусно!" А она воскликнет:
- Да о чем ты говоришь! Божественно получилось!
Редко встретишь такую славную реакцию на похвалу.
(Сразу вспоминается и самая смешная. Одна знакомая посетовала, что коричневый ее старит.
- Напротив, оттеняет цвет ваших глаз, - сказала я. - Красивое сочетание.
Ее глаза были глубокого зеленого цвета. Чуть ли не морская волна. Даже не знала, что такие бывают. (Надеюсь, не линзы, а то, выходит, как полный лошара живопишу достижения современной оптики.)
- Думаете? Ой, мне так не нравится мой цвет. У всех глаза как глаза: серые, карие... А у меня, - вздохнула, - аквамарин...)

* * *

Сестра Женя рассказывала, что любит ездить в плацкарте. В свою последнюю поездку они с подругой прошли по всему вагону и налепили на одеяла спящих пассажиров-мужчин розовые стикеры с надписями "Ты красивый". Состояние мужчин поутру Женя описывала эпитетами "удивленный", "заинтригованный", "радостный". Полагаю, оттого, что в ее активном словаре отсутствует выражение "в ахуе".
А вообще умиляюсь, конечно. (Хоть и сквозь ахуй.)

* * *

Справедливости ради расскажу еще кое-что. На немецком попросили описать свою любимую вещь. Каждому рассказчику остальные члены группы потом задавали по одному вопросу.
Я говорила про старенькую игрушку с детским именем Кися, полосатую и без хвоста, которой уже 25 лет.
- Она живет с тобой? - начали спрашивать одногруппники.
- Где в твоей квартире она живет? (- Спит на моей подушке.)
- У нее есть друзья? (- Бежевый заяц.)
- Ты с ней говоришь? (- Да, желаю ей спокойной ночи.)
- Сколько тебе лет?! - был последний вопрос.

* * *

В полшестого утра со мной завязал беседу попутчик, немолодой мужчина в пальто с пушистым воротником. Говорил про французскую драматургию, Амфитеатрова и Константина Коровина. Я признавалась в своем невежестве, потом даже преувеличивала масштабы, так как собеседник оказался хамоват и чересчур говорлив. Он кричал: "Не верю! Нельзя прожить жизнь и не прочесть ни одного рассказа Амфитеатрова!" (К сожалению, один я как раз читала, здесь соврать не вышло.)
Отчаявшись, я использовала последний козырь. Серьезно сказала:
- Я недавно читала Голсуорси. Они мне очень понравились.
Вскоре наш диалог увял.
лестница, собака

(no subject)

В сердце вцепился краб и мешал уснуть. Папа неважно себя чувствует и тянет с обследованием, а я в таких случаях паническая квочка и ненавижу свою голову за то, какие сценарии невольно в ней всплывают.

Я лежала и не плакала, потому что жалость и тревога не пролезали в слезные железы. И вспоминала воскресенья из дошкольного детства. Серия ментальных фото: мамино розовое платье, чайник в крошечный цветочек, солнце гуляет по подоконнику, мама и папа шатены. Но меня затянуло в кадр, и вдруг стало ясно, что все дальнейшие годы произошли не со мной. И темная спальня, и взрослое тело, и голоса в соседней комнате - тоже из чужой жизни. И я еще долго ползала по фотоальбому, и было кружевное воркование голубей, невыносимая солнечная зелень, ершистые друзья, подорожник, прижатый к ране, все молоды и живы, и далеко - это только про расстояние.

Потом пришел Макс, я сказала, что уже два часа не могу уснуть, и он принес коньяк и сушеную айву, мы много разговаривали, затем нахлобучились и упали в сон, не терпящий возражений. Так настоящее опять победило прошлое.

Во сне я потеряла носок (возможно, он остался в 89-ом), наутро проспала и вела урок на все еще нетрезвую голову, затем отправилась на работу. На улице мне стало легче.

Странно, но эта ночь, сгусток боли и необратимости, была очень счастливой.
лестница, собака

(no subject)

Месяц назад, когда улицы еще золотились и сверкали, мы проезжали мимо парка. Одна девушка в красном пальто говорила:
- Уже осень! Удивительно!
Ее спутник молчал.
- Не верится, - продолжала девушка, - кажется, только вчера мы ходили в майках. А уже и дожди... Ну, что молчишь? Тебе все равно?
- Да, Оля, - устало сказал спутник, - уже осень. Я просто о-ху-е-ва-ю.

И я с ним солидарна. Особенно сейчас, когда застыл восковой ноябрь. Вокруг так молчаливо и плоско, кажется, сделаешь два шага - и упрешься в деревянную раму.
Недавно проснулась и слышу: какой-то из котов хлебает воду. Минуту, две, десять. Приподнимаюсь, чтобы рассмотреть, кто это так иссушен. А возле мисок никого. Оказалось, просто дождь за окном - пьет сам себя, еще и сербает.

* * *

Сегодня один юноша произнес в телефон: "Не быкуй, Каролина!" Меня до сих пор разбирает смех. Согласитесь, это больше, чем просто фраза.

А еще как-то рядом ехали две девочки и обсуждали:
- Я тут подумала. Смысл нам идти в музей, если мы все равно будем бухие?
- Вообще да.
(Хотя бывают такие музеи, куда и впрямь бессмысленно соваться на трезвую голову.)

* * *

Недавно спешила на важную встречу. На узкой улице мне преградили путь фура и чужая свадьба, никак в остальном не связанные между собой. Я прорывалась сквозь шубы, галстуки и шелк, а фотограф подгребал меня в общий праздник: "Кучнее, все должны попасть в кадрик!" Мне смешно представить, как жених и невеста потом разглядят среди нарядного собрания паническую рожу в съехавшей на нос шапке. Я очень, очень опаздывала.

* * *

- А ты уже знаешь, как будет "идите нахуй"? - спросил Макс.
- Я могу только буквально перевести. Наверняка там какое-то другое выражение.
- А переведи буквально.
- Гм. Вообще-то, я еще не знаю повелительного наклонения для "вы"... Но я могу сказать "пойдемте нахуй".
Макса позабавила моя учтивость. А я вспомнила, как в детстве говорили: "Иди ты знаешь куда - в жопу труда чинить провода" - и обязательно добавляли: "Я на секунду, а ты - навсегда!" До сих пор умиляюсь: не просто ведь посылали, а любезно провожали.

* * *

К. - отличная гостья. Я сегодня пришла с работы, она встретила на пороге, сразу предложила кексы и чай. Показывает чашку:
- Тебе в эту налить?
- Маловата, - с достоинством отвечаю я.
- А эта?
- Великовата.
- А вот твоя, со слоником, она чистая... Что, слоновата?

* * *

А вообще я устала. Стою возле озера желаний и в зеркальной глади вижу гнездо из одеял, книжечки, чайный пар рвется из чашки, по комнате кружат выразительные котики. Считаю дни.

И напоследок: перепутав Gericht и Gesicht, воодушевленно рассказала на уроке немецкого, что недавно отведала одно вкусное лицо. Спокойной ночи. Ваша, гиена.
лестница, собака

(no subject)

Прогресс в немецком налицо. Узнала, например, что на прощание один одногруппник мне кричит не "Пизда!", как я думала раньше в легкой оторопи, а "Bis bald!" ("До скорого").

(Один мой ученик не церемонился в общении с секретаршей: "Бля, принесите кофе", "Бля, поторопитесь с контрактом." Какие вольности! - неодобрительно сопела я, пока не выяснилось, что все сотрудники обращаются друг к другу по фамилии, секретаршу зовут Беляева, а ученик просто очень быстро разговаривает.)

* * *

- Сегодня было удивительное небо, - говорит мама, накрывая на стол. - Облака такие акварельные! Даже пастозные, как сказал папа.
- О, какие у меня интеллигентные родители!
- Нехер делать! - бодро отзывается папа.

* * *

У подъезда играют дети, опасно высовывать нос. Димка, грозный Максов брат, вышел вот на хмурую утреннюю сигарету, а закончил директором школы. Еще и математические задачки проверял.

* * *

Показала Максу фото одной подушки. Свяжи такую! - призывал Макс. Не умею же! - говорила я. Научись! - просил он. - Или хотя бы не вставай так рано...

* * *

А под катом две мои любимые фотографии из Крыма.

Collapse )
лестница, собака

(no subject)

Мама бросила коту кусок колбасы. Непостижимым образом колбаса отрикошетила мне в джинсы, затем скользнула в трусы. И тихо угнездилась меж, извините, ягодиц.
- Ловишь на лету! - восхитился папа.
(Я потом стеснялась вернуть угощение коту. Все же мы не на такой короткой ноге.)

Маму отправили в горисполком получить награду от мэра. Папа предложил на церемонии воскликнуть: "Грамота? Чудесно! Где тут у вас туалет?"

Вернулась из Крыма, почти целиком сожранная москитами. Сидела перед родителями, бугристая и зудящая. Стягивала ожерелье через голову и, когда кулон оказался на лбу, спросила: "Похожа на индианку?"
Папа мгновенно отозвался:
- Ты похожа на индуса,
Что москитами искусан!

Гуляли с бабушкой и встретили родителей моей знакомой, которым так отчаянно не нравится муж дочери, что одного дня их жизни хватило бы на двести мыльных серий.
- Я уже думала к тебе бежать, Таня, - сказала ее мама. - Думала, вдруг ты меня поддержишь.
Мы с бабушкой ошеломленно двинулись дальше и некоторое время молчали. Пока в моей голове бежала закольцованная строка "вот зе фак вот зе фак", бабушка произнесла:
- Считают, что могут помешать им быть вместе. Как бы не так! Между людьми существуют невидимые нити, порвать которые под силу лишь им самим, и никому другому.
И я задрожала от умиления: какие торжественные слова она бросает в пасть пустой, глупейшей ситуации, бредя со мной под руку мимо пыльных многоэтажек и мусорных баков.

Что ж, встреть я того нарядного киллера из "Манеры выживания" с его коронным "чем занимаешься по жизни?", я могла бы ответить: воспеваю и запоминаю, особенно семью, где у каждого своя сверхфункция: мама - наше милосердие, бабушка - страсть и скорость, папа - сарказм, сестра Катя - трезвый рассудок, сестра Женя - наше детство, розовый сахар, взрыв в кондитерской. А я могу быть памятью. Не худший удел.

* * *

Недавно приезжала Оля из Австралии. Мы гуляли по пасмурной набережной и разговаривали так, будто расстались и вчера, и миллион лет назад. Нас настиг крупный бородач и просил, чтобы мы вразумили его друга, который надумал променять родной город на Канаду.
Оставшись вновь наедине, мы с Олей обменялись недоуменными репликами: интересно, при чем здесь мы; нашел, кого просить; где вообще логика? И вдруг меня осенило.
- Оля, - робко сказала я, - может быть, он просто хотел с нами познакомиться?
И по ее лицу поняла, что за долгие годы с мужьями-программистами мы слишком привыкли к четкости и однозначности.

* * *

Сотрудник Женя рассказал, что однажды его бабушка мчалась по перрону, опаздывая на поезд, а за ее зонт зацепился карманом плаща один гражданин. Бабушка не слышала его протестов и вообще не замечала ничего, кроме желанного поезда. А гражданин боялся порвать дорогой плащ, поэтому был вынужден бежать до самого вагона. "Ох, женщина, вы меня уморили", - только и выдохнул он, сорвавшись наконец с крючка.
Подобные случаи красят мир так же, как коты, вино и снег, не правда ли.

* * *

Вчера на немецком была короткая развлекательная программа. Нас ненадолго совместили с двумя другими группами. Среди прочего дали задание, где требовалось выбрать правильные варианты. Потом преподавательница сообщила ответы и спросила:
- У вас все совпало?
Две другие группы сказали "почти все", а наша, которая тупила и даже не вкурилась в суть задания, разбухшими от самоиронии голосами протянула:
- Дааа! О дааааа!
Прежде чем мы успели опомниться, нас наградили призами за лучший результат. Теперь я знаю, что чувствует солдатик, получающий медаль за несвершенный подвиг.

А вот песня, из-за которой я и начала учить немецкий. Строгая, бархатная, безупречная.