December 15th, 2008

лестница, собака

сестра

Женя - василёк в бескрайней степи моего сердца. Очень шестнадцатилетняя и лучится.

Она взяла у бабушкиной подруги труды Сухомлинского и Макаренко. (В пединституте начались экзамены.) Спустя месяц раздался звонок - подруга Наталья Остаповна тревожным голосом просила книги назад.
- Ступайте! - сказала бабушка мне и Жене. - И вручите ей коробку конфет. Она вас ждет.
Размашисто написала код подъезда, этаж, номер квартиры. Заверила:
- Дом Женя помнит.
... Я сделала пальцами козу и нацелилась на кодовый замок. Однако из плотной тьмы соткались не менее плотные юноши с чемоданами, оттеснили меня и тяжело лязгнули дверью. Мы шагнули в подъездное брюхо, так и не проверив код.
Ткнула звонок. Открыл седой мужчина в футболке и аккуратных семейниках. Увидев нас, отшатнулся.
- Извините, мы ошиблись, - догадалась я.
Покосилась на Женю и увидела, что сестра завороженно прилипла глазами к хозяину и улыбается. Протягивая ему стопку книг и конфеты.
Хозяин молниеносно захлопнул дверь.
- Ты приняла его за мужа Натальи Остаповны? - спросила я.
- Нет... - сокрушенно ответила Женя. - Я приняла его за Наталью Остаповну...
Мои брови взмыли к грязному потолку.
- Пойми, она тоже седая и стрижена под мальчика, - объясняла Женя. - Хотя я отметила, что с прошлой встречи она подурнела.
- А семейные трусы тебя не смутили?
- Смутили, - призналась сестра. - Она же нас ждала. Неужели, думаю, не могла приличней одеться?

* * *

Женя сфотографировала себя на телефон. Кадр получился убойный. Вместо хорошенькой девочки из телефона выглядывало отражение лошади в елочном шаре. Женя сохранила фото, чтобы посмешить родителей.
Увы, она забыла заблокировать клавиши мобильного. Весь день телефон бултыхался в сумке - и по случайности лошадь отправилась к мальчику, который нравится Жене. "Как зовут твоих родственников???" - взволнованно ответил юноша, чем больше всего позабавил меня в этой ситуации.

* * *

Сидели в кухне, сестра готовилась к экзамену по истории, а бабушка рассказывала про военные годы. В течение десяти минут Женя с равным усердием оплакала корову, которую по приказу немцев бабушка вела на убой, и Богдана Хмельницкого.

Люблюлюблюлюблю.