November 28th, 2008

лестница, собака

двойник. овощная печаль. в одних чулках.

Носатая, улыбчивая и в шапке. Вылитая я. Едем стоя в маршрутке. Освобождается два места. Предлагаю ей сиденье у запотевшего окна. Пытается вежливо усадить туда меня. Объясняемся хором: "Я выхожу на Нагорке".
Смеемся, она протискивается к окну. Минуту спустя одновременно кричим, только я "Перед или за поворотом пожалуйста", а она - "За или перед поворотом пожалуйста". Хохочем. И - теперь не удивляясь синхронности - добавляем: "Как вам удобней!"
Выскакиваем в ноябрьский ветер. Обгоняет меня, и ветка срывает с нее шапку. Так же каждую зиму деревья глумятся и надо мной. (Однако я постирала свои голубые наушники и деревьям отныне шиш с маслом.)

* * *

Приготовила блюдо, которое в народе зовется "свекольная икра". (Объясните, кто-нибудь, почему икра?) Замирая от страха, швырнула овощи на ворчливую сковороду. И тут отключили свет. Я не умею жарить, впервые готовлю это блюдо - и вдобавок темно.
А я ни одной свечки еще не зажигала. Можно поучиться - но не в темноте же учиться. Безнадежность окутала меня, как пыльная тюль. Поэтому я жарила овощи и плакала, тщетно тыча в сковороду фонариком-брелоком с мизинец величиной.
К сожалению, получилось вкусно, и теперь Макс хочет повтора. А я устала снимать тертую свеклу и морковь со стен. Я же ко всему подхожу с задором, понимаете.

* * *

Набросала трагический абзац о том, как давно уже ничего не хочется, даже есть, спать или мечтать. Но тут подоспел легкий ужин, и теперь веки приятно наползают на глаза. Давайте объявим 28 ноября днем нелепости! Я уже внесла свою нелепту.
Лучше расскажу вам о пятиминутке счастья. В мире много котов. Три из этого множества живут у нас и сейчас спят. Я поочередно склоняюсь над каждым и кладу ладонь на полосатый бок. И в следующий же миг слышу тихое урчание. Как будто настроила теплый инструмент.
Придумала себе профессию. Хочу быть Оле Лукойе. Как однажды заметила vah, это старик, который в одних чулках крадется в детскую спальню. Вы представляете?