November 19th, 2008

лестница, собака

Monday is Momday

Зашли с мамой в кондитерский отдел. У весов разлеглась пухлая тетрадь, где ковриги и пастилки томятся в окружении цифр. Слева от наименования - порядковый номер. Справа - семизначный код товара.
Мужчина с халвой скармливает прибору не код, а порядковый номер. "ЗЕФИР РОЗОВЫЙ", - догадываются весы.
- Какой же это зефир? - обижается мужчина и трясет кульком. - Что, не видно?
- Введите цифры, которые справа, - советую я и тычу пальцем в код.
Несколько отчаянных минут каждый занят своим. Я щекочу код. Мужчина упорствует с порядковым. Весы вопят "ЗЕФИР РОЗОВЫЙ".
- Вот эти цифры, - повторяю беспомощно.
- Как же я их введу! - жалуется мужчина. - Тут так много!
- А вы представьте, что звоните халве и набираете ее номер! - вдохновенно предлагаю я.
Мама хохочет. Мужчина почему-то темнеет лицом. Впрочем, Саша У. потом объяснил, почему.
- Пойми, - сказал Саша У., - ты доброжелательно и вежливо назвала человека дураком.
Дурак, не дурак, а ушел с халвой. Это главное, я считаю.

* * *

Мама открывала бутылку нарзана. Оттуда вылетела шипучая струя и познакомилась с мамой, ее свитером и тетрадями.
- Я - человек, измоченный нарзаном, - пожаловалась мама.

* * *

Мама рассказывает, что у Кати была няня - само совершенство. Только впоследствии выяснилось, что слегка материлась.
Однажды родители заметили, что их трехлетняя дочь складывает цветные кубики, шелестя губами: "хуй, хуй, хуй".
Папа растерялся. А мама, отложив рукоделие в сторону, сказала:
- Катюша, ты неправильно говоришь. Буй - вот как надо.
И объяснила значение слова "буй".
- И что ты сказала няне? - интересуется Катя.
- "Какого буя вы так выражаетесь при ребенке"? - предполагаю я.