(no subject)

Одной ногой я намертво застряла в спальном районе девяностых (фонари не светят, на углах огоньки сигарет, в подъезде нашли труп). Словом, не жду от мира нежности. Когда Макс рассказал, что в школе на дежурстве вязал крючком, меня изумило не само хобби шестиклассника, а что его не побили.

Прошлой осенью гуляла в сумрачных дворах пятиэтажек. Сзади зазвучали шаги. Я ускорилась, шаги тоже. Я как раз шла по темной полосе мимо мусорных баков. Шаги превратились в бег. Сердце моё выстрелило куда-то в лопатки. Преследователь поравнялся со мной, тяжело дыша, сказал:
- Девушка, вы бы лучше ходили там, где фонари!
И махнул в сторону света барсеткой.

А в этом году шла по заснеженной улице среди частных домов. День тихий, снегопад мягкий. Впереди лениво брели три подростка. Вдруг развернулись, застыли и глядели исподлобья, как я приближаюсь.
Один, с острым волчьим лицом, крикнул:
- Мы вас предупреждаем!
Я похолодела.
- Мы сейчас взорвем небольшую петарду. Вы не испугаетесь?
(Петарда всхлипнула. "Ерунда отсыревшая", - сказал волколицый. Ерунда, боже правый.)

А летом была "на Амуре", в любимых местах: завод, железная дорога, дома прозрачные от дождей. Под магазом работяги дышат пивом, с балконов свисают бледные руки с папиросами. У подъезда пацанчики обплевывают бордюр. И тут появляется тощий парень и начинает - прямо рядом с ними - прыгать со скакалкой.
Я дошла до железнодорожных путей, вернулась обратно. Он все ещё прыгал. Пятнадцать минут прыгал со скакалкой, а его никто не отмудохал! Амур уже не тот! - потрясённо думала я.

Короче, уже и Амур не тот, и дети, и время, а меня по-прежнему влечёт тревога, разруха и труха. Все развивающиеся районы похожи друг на друга, каждый сопротивляющийся район сопротивляется по-своему. Виват алкашам на теплотрассе, осколкам и неукротимым кустам. Здесь прячется какая-то история, сквозняк; здесь мне и место.
лестница, собака

(no subject)

Однажды я зашла во двор двухэтажек, закрытый каменным забором. Внутри были розовые кусты, белье на веревках и застывшее время. Я начала фотографировать, и ко мне подошли три женщины, которые неприветливо осведомились, что и зачем я здесь снимаю.
Вроде ничего запретного не делала, но я ссыкло. Придумала, будто фотографирую для бабушки, которая раньше здесь жила. Ей, мол, будет приятно.
Женщины потеплели и разрешили сфотографировать еще и закрытый палисадник с драгоценными астрами, шкатулку в шкатулке.

Гуляя вчера, увидела обветшалое здание, бледное от старости. Начала фотографировать - но тут же ко мне заспешила женщина с непреклонным видом и шваброй наперевес.
Я разволновалась и решила: скажу, что фотографирую для папы, он здесь жил... Так, это какое-то учреждение. А название на табличке не вижу. Что он мог здесь делать? Работал, учился? Скажу неопределенно: "Он провел здесь молодость, ему будет приятно".
Женщина прошла мимо, и в этот миг я наконец разглядела табличку. Хорошо, что наш разговор не состоялся. Здание оказалось психиатрическим заведением.

* * *

Меж тем мы сняли частный дом. По участкам бегают четыре черных кота, которых кормят все соседи, а теперь и мы. У летней кухни живет еж. Вчера кот и еж встретились в узком проходе у забора. Еж пер по делам, раздраженно фыркая, а кот пятился и пожимал плечами.

Соседка, аккуратная старушка в цветастом халате, ежедневно метет тротуар у своего дома, всегда улыбается, а говорит немного.
При первом знакомстве она рассказала про черных котов:
- В прошлом году были совсем еще котята. Пришли, смотрят на меня этими оченятами... Я своим говорю: хотите - ругайте меня, а я буду кормить.
Во вторую встречу только и сказала, кивнув на кошачьи миски:
- Троглодиты такие хорошие.
Сегодня к нам заехала хозяйка дома. Соседка заговорила с ней через забор:
- Вы уж спилите эту абрикосу, а то начнется ветер - ветки на наш дом попадают.
Дерево, впрочем, совсем не сухое и растет далековато от их дома, чтобы так тревожиться. Но хозяйка пообещала ей спилить ветки осенью.
- Спилите, спилите! - продолжала соседка. - А то вчера ветер начался, а я все во двор выхожу и смотрю. Мои ругаются, а я заснуть не могу!
Бедный божий одуванчик, думаю.
- Ветер дует, а я понимаю: вот сейчас упадет ветка на крышу - и пиздец!

* * *

Это какая-то другая жизнь. Ночь пахнет флоксами, я сметаю сухие листья, мерцают серебряные дороги слизней. В воздухе август, нежность и полная неопределенность.

(no subject)

Уехала к бабуле, загодя передав ключи от квартиры сестре Жене, чтобы присматривала за всеми. Запирая дверь, поняла: черт, не знаю, какой из двух замков Женя использовала в свои прошлые визиты. В верхний надо особенно хитро вставлять ключ, нижний заедает. Как же запереть так, чтобы она смогла потом открыть?
Внутренний голос услужливо подсказал: запри на оба замка - и пусть выберет, какой ей больше нравится.
Чуть не повелась!

* * *

В автобусе впереди сидело двое пожилых мужчин в сияющих костюмах и штиблетах - профессора, едущие в Харьков на конференцию.
Один присел на уши второму, который вскоре уставился в окно, кивая невпопад. Словоохотливый переключился на другую соседку, пока та тоже не увлеклась красотами родного края. Тогда он напрыгнул на кого-то по телефону - и минут десять спустя небрежно попрощался:
- Ну пока! Не грусти там без меня.

А рядом со мной сидел сумрачный юноша и надиктовывал голосовые послания следующего содержания:
- Что?
- Не понял.
- А!
В котле для любителей голосовых сообщений черти полируют отдельный подкотел.

* * *

Марина принесла домой тёплую серую кофту - от соседки, которой та не подошла по размеру. Бабуля с брезгливым ужасом спросила:
- Что это?
- Соседка кофту отдала, ей мала.
- Может, вы её будете носить? - предложил дядя Саша.
Бабуля, отметившая в этом году 89-летие, возмутилась:
- Боже упаси! Это же старческая кофта! В такой только старушки могут по улице ходить! - поразмыслив, уточнила. - Или Марина - дома.

* * *

У нас все деревья практически отцвели, а здесь - ещё в пышном белом, розовом цвету. Чувствую себя ловкачом, хакнувшим систему.
лестница, собака

(no subject)

В некоторые жизненные периоды чувствую себя той дамой из "Джонатана Стренджа и мистера Норрелла" с ало-белой розой, запечатавшей губы заклятием безмолвия. (Ладно, вместо розы, скажем, беляш.) Но тут увидела в одной объяве слово "трапездничать" и больше не могу молчать. Особенно, когда представляю проверочное слово.

Из нетривиальных новостей: у нас случился мини-пожар - загорелась посудомойка. Не так страшно то небольшое пламя, как потом вытирать все от копоти. Кошка Суфле два дня потом ходила в черных сапогах (и с мокрым задом, когда я тщетно пыталась отмыть ей лапы).
Некоторое время мы были под впечатлением:
- Хорошо, что ты так быстро учуяла дым.
- Хорошо, что я была дома, а не выскочила куда-то на пять минут.
- Хорошо, что удалось быстро обесточить.
- Короче, у этого пожара сплошные плюсы. И только один минус.
- Это какой?
- Он таки произошел.

Вита рассказывала, что в их школе учился мальчик, который жил в старом деревянном доме. Однажды мальчик оставил в подъезде велосипед, а с него сняли и украли руль. В утешение родители принесли из приюта собаку.
Я и так считаю, что собака гораздо лучше велосипеда, остается лишь поблагодарить нелепых воров. Но есть и продолжение истории. Некоторое время спустя в деревянном доме случился пожар. Люди дремали, но собака лаем привлекла внимание и спасла их. От велосипеда такого хрен дождешься, конечно.

* * *

В гости приходили Саша и Мариша с двумя детьми. Старший, трехлетний, был у нас около года назад. Он запомнил Макса и нашу квартиру - там, где стремянка. (Никогда не знаешь, за что тебя будут помнить потомки.) В общем, предвкушал визит к стремянке. Но вскоре после выхода из дома его сморило.
Приехал уже спящим, проспал весь вечер на диване сквозь гомон, свет и запахи еды. Обратно уехал тоже спящим. Не запомнил даже дорогу.
Проснулся в полседьмого утра и заявил родителям, что уже готов ехать к Максу. Но детство - пора разочарований.
Мы теперь зовем его Тусовщик.

* * *

Пошла поздним вечером в круглосуточную аптеку. По пути вспомнила, что в ночные смены там работает одна и та же аптекарша, которая долго ищет лекарства и все переспрашивает "А или О? СалА- или салОзопирин?" Теперь я называю нужный препарат, а сама мысленно вопрошаю: "но-шпА или но-шпО? напАльчники или напОльчники?"
Итак, встала в очередь на ступеньках снаружи. Наконец вышла немолодая пара. Мужчина в кожанке и кепке тихо сказал своей спутнице:
- Говорит, как телка.
"Ничо себе предъявы в нашем раёне", - думала я, поднимаясь по ступенькам. - "А как кто она должна говорить? Диктор телевидения?"
И тут к двери подошел кудрявый юный аптекарь. И прозвенел голосом-колокольчиком:
- Так! Что вам?

* * *

Недавно был идеальный смол-ток с таксистом. Полчаса ехали молча, пока на пути не встретился какой-то здоровенный супермаркет.
- Вы были в этом магазине?
- Не была.
- И я не был.
И еще полчаса ехали молча.

* * *

В начале апреля переживала, мол, все будто припылилось, с таким же успехом мог бы начаться и октябрь. А теперь чувства оголены, краски кажутся неестественно яркими, мир рассыпается на разноцветные кусочки.
Книги идут как-то сложно, мысли тянутся к зеленому-синему за окном. Все сюжеты - как чайные пакетики. Тут в голове взрывы, а герой все скачет и скачет на коне. И когда (три попытки чтения спустя) он наконец спешился, рядом начинает бесконечно течь река, серебристая, конечно же, и птичий гомон в ветвях.
лестница, собака

итоги года

1. Я помню одну детскую площадку, мимо которой мы с мамой часто проезжали в троллейбусе. Средь лестниц и цветных турников возвышалась нарядная ракета с узкой дверцей. Внутри, вероятно, были ступеньки, ведущие вверх – к выходу на горку.
О, как влекла меня эта дверца в таинственное чрево ракеты. Но я не осмеливалась просить уставшую маму сойти на этой остановке. Конечно, она нашла бы время – хотя бы однажды. Но я молча плыла мимо заветной ракеты и решила: в день, когда мой интерес охладеет, я пойму, что выросла.
И выросла лет в десять.
Рассказала эту историю Кижаеву, а он сказал, что бывал внутри этой ракеты.
– И как там? – воскликнула я.
Мой дорогой великодушный друг ответил:
– Да как... Темно и нассано.
Так я поняла, что все не то, чем кажется.

2. В 2009 мы жили на другом берегу среди неуклюжих пятиэтажек. Я не тоскую по тем временам, но все же, изредка попадая на тот проспект, чувствую, будто меня с ног сшибает прошлая жизнь. Та, в которой остались наши милые коты – Фисташка, Сова, Буренчик. Та, что стояла на трех китах – безголовости, безденежье, безболезненности. Не жизнь даже – карандашный набросок, где завтрашний день не вырастал из сегодняшнего, а прибивался к порогу, как цветной фантик.
Тогда я какое-то время фрилансила и, не связанная строгим графиком, черпала время ведрами, гуляла с легкой башкой, до рассвета смотрела в окно.
Нашла недавно бумажный дневник того периода. С замирающим сердцем открыла хроники былой свободы. И обнаружила, что большинство записей начинается так: "Еще один бестолковый день. Очень тупо..." – и прочее нытье человека, не знающего, куда себя применить.
Так я поняла, что не все то, чем кажется.

3. Год назад слушала разговор сотрудников и размышляла: все планируют, как жить дальше. Что делать, чему учиться, квартира или дом, следующие пять стран. А я не знаю, чего хочу. Разве только неспешности. Чтобы среди дня было время медленно шаркать по улице, глядя под ноги. Увалиться на лавку под осенней листвой (и кричать вслед редким прохожим: "Наркоман! Проститутка!").
А что мешает уже сейчас жить неспешно? – подумала я. И в новогоднем отпуске ползла сквозь дни, будто в янтарном вареве. До магаза в соседнем доме шла минут пятнадцать, замечая каждый голый куст, каждый фонарь в облаке ветвей.
После дня рождения Макса проводила маму, а потом, все с той же старческой скоростью, возвращалась домой. И в этой благословенной протяжности заметила маленькую кошку в углу подъезда.
Сначала я зашла домой и вынесла ей корм. Кошка не ела, но звучно затарахтела. (Кровь моя превращалась в горячее молоко.)
Через пять минут я торопливо несла ей теплый свитер. Кошка блеснула из тени глазами – зеленым и голубым. Еще через пять минут я выбежала из квартиры с рюкзаком – уже за самой кошкой. Так мы обрели Суфле.
Удачно, короче, замедлилась. Потом-то вернулась на прежние скорости, да и черт с ним.

4. Суфле – абсолютно белая кошка, не считая пяти-шести черных волосков на лбу. Мне никогда не нравились белые коты. Скучный окрас, и выглядят они щекастыми, как Александр Малинин.
Лишь с появлением Суфле белые коты стали казаться мне прекрасными. Сахарные, сияющие, такие беззащитные. С зефирными розовыми ушами. А Малинин-то как похорошел!
Чем больше любишь, тем шире коридоры красоты.

5. В новогоднюю ночь в местном небе пылало больше дюжины фейерверков. Зелено-красно-фиолетовые брызги, золотые шары и серебряные змеи. Мне хотелось иметь дюжину глаз!
Одновременно на балконе дома напротив подростки швыряли вниз тухлые петарды, не обращая внимания на небесное великолепие. Было в этой картине что-то знакомое. Наконец поняла: то чувство, когда я предаюсь унынию по локальным поводам, забывая про цветущее небо над головой. Как лох с петардой.

6. Однако пару дней спустя мне видится в этом некий шик. В небе гремят чужие великолепные канонады, а ты делаешь свое маленькое и неказистое, но веселое дело.
Мне нравится, что я не знаю, как правильно. Надеюсь, так будет и дальше.
лестница, собака

(no subject)

Сходила сегодня на очередную прививку от бешенства. В кабинете, помимо уже знакомой мне медсестры, был медбрат. Лет сорока пяти, крашеный блондин с волосами до плеч.
Медбрат шумно наводил порядок в кабинете. Заглянет в шкафчик и причитает басом: "Мать-царыца, шо творытся! Тут и квитанции, и шприцы, и перчатки... Ох и девочки!"
Я до этого и медбратьев-то не видела. А тут - в госучреждении - стильный крашеный блондин!
Все объяснилось пять минут спустя, когда медсестра сказала ему:
- Лариса, ну шо ты так переживаешь?
Я даже пропустила момент укола, так меня поразил звучный мужской бас Ларисы. Моей первой мыслью было рудиментарное "можно просить звонить в школу вместо бати".

* * *

И на прошлой неделе ходила на прививку. Вернувшись из поликлиники, во дворе встретила кота, чей укус тогда спровоцировала. Жив, здоров, мрачен. Сегодня тоже высматривала, но вместо него у подъезда на поддоне сидело двое бродяг. Один протянул другому пузырек, тот понюхал и сморщился. Первый лихо глотнул из пузырька и сказал:
- С жиру бесишься, Коля.

* * *

А днем за окном слонялись едва различимые вялые снежинки. В этом году я много смотрела в окно и считаю это главным достижением. Минуты в ожидании, пока закипит чайник, а перед глазами горсть покатых крыш, осанистые тополя и пятиэтажка, расползающаяся по швам.
Женщина в леопардовом халате по утрам курит на балконе и говорит по телефону. Ее черный кот изредка сидит в окне прямо напротив. Однажды я дождалась его появления и посадила в нашем окне белую кошку Суфле. Надеялась, что откроется какой-нибудь сияющий портал, но мир даже не вздрогнул. Черный кот, кстати, сошел с подоконника первым, так что партию в котошахматки мы с Суфле выиграли.
Молодая пара с четвертого этажа выключает свет в десять вечера. На третьем этаже космически бирюзовый светильник и призрачные тени. На втором красно-желтые огоньки гирлянды обволакивают ночную комнату. В полчетвертого утра воздух искрится от первого троллейбуса. Так люблю всю эту предсказуемость.
(Родилась, короче, бабкой.)

* * *

И еще одно достижение года: сегодня окончательно вынесла елку.
лестница, собака

(no subject)

Вышла поутру из дома и у подъезда встретила кота, который с угнетенным видом плелся во двор. За ним тянулись ярко-розовые нити дождика. Сначала решила, что он запутался, но, когда попыталась его освободить, поняла, что кто-то завязал дождик вокруг его шеи.
Кота этого я видела однажды летом, даже сфотографировала. Серый, пушистый, с недобрым лицом управдома. Выпутать его получилось лишь частично: он дичился, вырывался, укусил меня за руку и удрал, сверкая остатками дождика.
Я купила пакетик кошачьего корма в надежде приманить кота обратно, но тот так и не вернулся во двор. Зато за эти пятнадцать минут мой внутренний бдительный пенсионер взял верх, и я пошла за прививкой от бешенства.
- Это был известный или не известный вам кот? - уточнил врач в травмпункте.
- Известный! Я его уже однажды видела летом.
- У вас будет возможность за ним понаблюдать?
Я замялась.
- Это был не известный вам кот, - вздохнул врач.
И рассказал, что укусы в кисть особенно опасны. Помимо обычной вакцины от бешенства, нужно ввести сыворотку, а это делается только в стационаре, где я должна буду провести сутки под наблюдением.
- Зайдите домой за тапочками, - тепло подытожил врач.
Тут я поняла, что день пошел по пизде. Хотя предсказание на чеке из магаза протестовало: "Сегодня - чудесный день!"
По дороге за тапочками я пробежалась по стадиям гнева, отрицания и торга. Особенно досадно было, что кот где-то так и шастает с этим дождиком. Но потом я приободрилась: можно будет почитать и выспаться. (Наивные мысли человека, который никогда не лежал в отделении травматологии.)

В справке из травмпункта врач указал, что укус спровоцирован. Это объективное замечание, вероятно, выставляло меня в подозрительном свете. Каждый медсотрудник, заглядывавший в справку, спрашивал: "А шо вы делали с котом?" Среди пациентов травматологии я выглядела так цветуще и ходяче, что меня все время принимали за чьего-то посетителя. Потом запомнили и называли уже "укушенная". В основном, сочувствовали коту.
- Каждый бьется за жизнь как может, - говорила одна санитарка.
- У моей подруги кот, так он весит восемнадцать килограмм, - невпопад отвечала другая.
("Кот на 18 кг ушел бы с твоей рукой", - прокомментировал потом Макс.)
Перед введением первой дозы сыворотки я глянула на бейджик медсестры. И пришла в восторг: Татьяна Лущенко колет Татьяну Глущенко.

Валяясь на больничной койке, нашла фото кота, сделанное еще летом. Кот мрачно лежит у куста, к которому привязана гроздь ярко-розовых воздушных шариков. (Каждая наша встреча сопровождается праздничными украшениями.)
Отправила фото подруге Вите, живущей в соседнем доме.
- О, так это ж пиздюк! - отозвалась Вита.
Выяснилось, что он частенько гоняет их милых дворовых котиков. Не такой уж и неизвестный, короче. Скорее даже известный мудак. Второй хорошей новостью было то, что Вита видела его в тот же день, несколькими часами позже, уже без дождика.

Почитать и выспаться не удалось. Со мной в палате была пожилая женщина, которой прооперировали открытый перелом ноги. Провожая подругу, она вышла в тесный коридор, мимо проходил сын, случайно споткнулся, упал и сломал головой ей ногу. (Прямо как в анекдоте "а потом я врезал ему зубами по ноге".)
Словом, женщине было о чем поговорить.
Между делом написала Максу про магазинный чек с предсказанием "это - чудесный день". Мол, что же тогда в их понимании обычный, не чудесный день. "Ну вот смотри - твоей соседке по палате такой чек скорее всего не дали", - рассудительно ответил Макс.

Наутро вернулась домой и напоминала кота Буренчика, который, придя в себя после переезда, сиял и терся щеками о каждую вещь в квартире.
Я не любитель утешений вроде "кому-то сейчас еще хуже", но должна признать, что после дня в травматологическом отделении собственные патовые ситуации выглядят менее патовыми. А это я прослушала всего одну историю жизни.
Год был тихий и уединенный, короче, давно не проводила время с ебанцой!
лестница, собака

(no subject)

Мамин ученик, третьеклассник Миша Коробкин, вдруг спросил:
- Любовь Игоревна, а вы уже на пенсии?
- Да.
- А мы часто об этом забываем, - трагически произнес Миша.

* * *

Убер сообщил, что мой водитель известен как "хороший собеседник". Всю дорогу тот молчал, что, с моей точки зрения, уже хорошая беседа. А под конец пути беседа вообще расцвела. Услышав по радио предвыборную агитацию, водитель сказал:
- Кажется, будто у них есть два словаря! Один используется перед выборами. Много огня, пафоса, слова падают прямо в сердце! Второй - после выборов. Фразы становятся, знаете, такие... ни о чем. Вот Зеленский. Говорит-говорит, а что имел в виду? Как песни "Океана Эльзы". Слушаешь - вроде чувство есть. А о чем каждая строчка - хрен разберешь.

* * *

Мой сотрудник В., всегда смеющийся и румяный, рассказал, что вчера к нему постучалась пожилая соседка. Она получила заказное письмо, где в качестве отправителя был указан его адрес, правда, фамилия чужая.
- Это вы так шутите? - спросила соседка.
- Да я уже не в том возрасте! - воскликнул В.
Ситуация вырисовывалась криповая. Соседка тревожно протянула В. запечатанный конверт. Преодолевая волнение, тот вскрыл письмо.
Внутри оказался лист А4, на котором была перечеркнутая буква Z, какой заполняют пустые графы в квитанциях. На обратной же стороне был нацарапан смайлик. "Стоим с соседкой, молчим. Я на нее смотрю - она на меня. Соседка еще и ростом где-то метр тридцать. Смотрит совсем снизу вверх."
Почтовое отделение, куда соседке пришлось идти за заказным письмом, находится где-то в километре от их дома. Так что историю эту можно назвать "Долгая дорога за смайликом".

* * *

Не могла найти мерный стакан, куда насыпаю корм для кота Шнапсика. Кричу Максу:
- Где стакан Шнапса?
Макс не услышал заглавную Ш и отметил, что мой вопрос звучал довольно разухабисто.

* * *

Макс услышал в фильме мелодию и говорит:
- По стилю похоже на песни этого... как его... который еще вот так... - и выкашлял какой-то рык.
- Джигурда? - догадалась я.
И попала настолько мимо, что Макс еще долго негодовал. Как выяснилось, он изображал Леонарда Коэна.

* * *

Раньше я прокрастинировала, строгая посты и читая книжки. И вдруг поняла, что в последние пару лет разучилась прокрастинировать. Теперь в животе ебучая пружина, которая не позволяет вот так с кайфом откладывать работу на завтра. Вместо гордости я в смятении. Мы перестали прокрастинировать в окна к любимым женщинам!
Собралась с духом и вместо работы записала все это. Чтобы не забывать свою истинную сущность: лоботряс и трясогуз.
лестница, собака

(no subject)

Этим летом всласть насмотрелась на милые сердцу ебеня. Заросшие палисадники, голые окна общаг, ржавые лестницы, ссадины на асфальте и стенах.

Неподалеку есть район, где я несколько раз гуляла раньше. Люблю его за сталинки и трамвайные рельсы, вгрызающиеся в кусты. Проходя мимо них пару дней назад, случайно повернула голову в другую сторону - а напротив оказался здоровенный сумеречный парк. (Я не очень наблюдательная, но не заметить целый парк - это достижение.)

А в парке был пруд, и по берегу носились две собачки, серая и черная.
- Наша как увидит вашу Джесси - прям в обморок падает! Писается от счастья! - говорила одна хозяйка другой.
Я решила, что в обморок падает серая мелкая. Но тут из зарослей вывалилась девочка с ревом "Джесси!", и хозяйка удовлетворенно сказала:
- Ну вот.

(В тот же вечер я стала на пень, который выявился трухлявым, и по щиколотку провалилась в него. Новый опыт! Ставлю четыре звезды из-за пыльности.)

На следующий день вернулась в парк - убедиться, что он мне не приснился. Там было еще темнее и прохладнее. По тропинке шла женщина и говорила в телефон:
- Ты там до самого конца будешь? Смотри мне! Чтоб танцевал! Чтоб вел себя радостно!
Это, конечно, не способствовало ощущению реальности.

(Хотя этим летом были беседы и посюрреалистичнее. Например, когда издалека доносилось блеяние коз, и на каждое "бээээ" мужской голос раздраженно отвечал: "аааа!")

Чувствую себя богачом.
лестница, собака

(no subject)

Вечером заказала в одном интернет-магазе платье, в другом - наполнитель для кошачьего горшка. Наполнитель ждала больше, про платье забыла. Наутро проснулась от звонка:
- Звоню по вашему заказику. Как бы вам было удобнее оплатить?
- Я уже перевела на карту.
- К сожалению, мы не видим оплаты от вас.
После проверок и выяснения подробностей вспомнила про платье. Название магазина одежды вылетело из головы, и я решила пойти от противного:
- А это "Сытая Морда"?
В живой речи, конечно, кавычки не прозвучали, и девушка беспомощно рассмеялась.
Макс потом сказал:
- Так что она ответила? "Нет, я еще не завтракала"?

* * *

Сестра Катя поставила арию из "Принцессы Турандот". Ее пятилетняя дочь Лаура расплакалась: музыка грустная. Потом успокоилась и захотела узнать сюжет оперы.
- А вдруг я расскажу, а тебе опять станет грустно и ты будешь плакать?
- Ну и что? - беспечно сказала Лаура.
Готовый рецепт жизни на полную катушку.

* * *

Обсуждали с заказчиком Ричардом сущность, которая называется service.
- И все-таки мне ужасно не нравится это название, - сказал он.
- Можем поискать синонимы.
Открыли список, варианты - один хуже другого. От безнадеги Ричард спросил:
- А как это звучит на твоем языке?
- "Сервис".
- Да, лучше не стало.

* * *

Заметила, что кошка Суфле начинает особенно громко урчать, когда я приближаю к ней лицо. Умилилась - и давай соваться в нее таблом. Через некоторое время поняла: это не она громче урчит, это я, приближаясь, лучше слышу. Жизнь - череда обескураживающих осознаний.

* * *

Приснилось, будто я так искрометно пошутила в компании друзей, что все прямо покатываются. Сама даже проснулась посреди ночи, смеясь в голос. Совсем забыла этот сон, но вечером смотрела заметки в телефоне - и оказалось, что тогда же ночью его записала.
Выглядела эта сногсшибательная шутка вот так: "Если фен - это не трамвай и не такси, значит, Катя по утрам сушит голову мусорным ведром". Титул петросяна официально мой.

* * *

Люблю лето за то, что вышел на улицу - побывал в кино. Столько жизни, еще и в обрамлении диких роз и многолетников. Женщина режет овощи в тихой беседке и энергично говорит дворничихе:
- ... душ приняла - хуяк-хуяк, масочку-херасочку - и вперед, красивая, улыбаешься!
- Идешь, царица, всех соблазняешь! - басит дворничиха.

В другом дворе один пацан лет восьми погнался за друганом. Шансов догнать не было, потому что друган был на самокате. Еще издевательски успевал выделывать трюки вокруг асфальтных дыр. В бессилии пацан бросил в него кепкой. Тот, на самокате, поймал ее и торжественно объявил: "Каскадер!.." - показывая на себя - "... и стриптизер!" - показывая на своего преследователя. Некоторые люди рождаются с функцией встроенного суфлера.

А больше всего жизни - во дворах лысоватых двухэтажек. Гроздья людей на лавках и ступеньках не обсуждают личную продуктивность и в котором часу рекомендуется бегать, чтобы эффективнее запоминать английские слова. Сидят и смотрят, как ветшают деревья и растрескиваются дороги. Кажется, чтобы позволить себе такое чистое созерцание, нужно пребывать в одном из этих состояний: детство, старость, алкоголизм. (А лучше в двух.)