(no subject)

Сотрудница Наташа поехала с мужем в Рим. Заглянули на площадь Святого Петра, где Папа Римский читал молитву, побрели дальше. Мама спросила у Наташи в вайбере, как дела. "Послушали Папу, идем гулять", - написала Наташа, на что мама ответила: "Пусть папа не морочит вам голову. Делайте что хотите!" И укоряла вернувшегося с работы Наташиного папу, зачем он указывает детям, как им проводить отпуск.

* * *

В ветклинику пришла девушка с вопросом, можно ли привести на прием песика.
- Можно. А что с ним? - спросила врач.
- Мне не нравится его член! - решительно отвечала девушка. - Он распух и выглядит странно.
Через некоторое время вернулась с песиком, кажется, французским бульдогом.
- Как его зовут?
- Кракен.
- А почему Кракен?
- Ну, морское чудовище... Да, и еще мы перед прогулкой кричим: "Выпускайте Кракена!"
А с песиком оказалось все хорошо. Просто он повзрослел.

* * *

Макс звонит и спрашивает, не мерзну ли я.
- Нет, - рапортую, - сижу в двух пледах!
- Хмм, аж в двух пледах? Надеюсь, это не из-за широкой кости?

* * *

Максу приснилось, будто он ходит по своему институту в одних трусах. Какой-то лаборант навязчиво предлагает:
- Пойдем, я дам тебе одежду. А потом выпьем вина...
Макс отбивается от предложений, и тут на помощь ему приходит профессор.
- Как не стыдно! Отстаньте от моего студента! - накидывается он на лаборанта.
Тот исчезает.
- Пойдем, я дам тебе одежду, - вкрадчиво говорит профессор, - а потом выпьем вина...

* * *

Кижаев готовит, вокруг ног влюбленно вьется кот Че.
- Кто тут падает на хвост? - сказал Кижаев.
Сел за стол. Че притулился рядом, тонко улыбнулся куриным крыльям. И Кижаев нежно запел:
- Такого хвостопада, такого хвостопада давно не знали здешние места... А кот не знал и падал, а кот не знал и падал...

* * *

Больше всего на свете я люблю упорядочивать хаос. Но поскольку меня окружают аккуратные люди, хаос приходится делать своими руками. (Как много слов, чтобы сказать "я засеря".) Короче, захламляюсь с азартом.
Зато недавно мощно промочила ноги по пути на работу. И что же? В рюкзаке нашлась пара чистых носков, залежавшихся с прошлой поездки. А под офисным столом обнаружила ботинки, которые так и не унесла домой после прошлой зимы. Почти год они ждали своего звездного часа. И вот я уже с сухими ногами, поела и в шапке. Шах и мат, педанты!

* * *

- Так хочется заработать сто штук, - сказал мальчик на остановке. - А пока что у меня две.
- Это откуда у тебя две штуки? - спросила его мать.
- Да не... Две гривны.

Другой дошкольник в автобусе тормошил брата-близнеца:
- Видишь тот розовый дом?
- Вижу.
- А за ним магазин. Я там нарыгал!
Надеюсь, из него вырастет экскурсовод.

* * *

Кижаев рассказывает про рецепт кофе:
- Я туда добавил чуть-чуть ванили... Мед... Сливки... Рома туда еще немного плеснул.
- Кто еще туда плеснул? - осведомился Юра.

* * *

Вчера мне рассказали про знакомого щенка, который не мог перепрыгнуть через заборчик. Потом вымахал в громадного пса, заборчик ему по колено. Но так и не понял, что уже может его перепрыгнуть. Непрошеных гостей встречает рыком и свирепым взглядом, в котором читается: "Убил бы, если бы не этот чертов заборчик."

* * *

Самый лучший комплимент, что я слышала, был адресован парню, который вел исключительно активную жизнь наперекор болезни и страхам. Его потрепал по плечу одногруппник и с чувством сказал:
- Нормально чухаешься, браток.
Чем дальше, тем больше проникаюсь этой фразой. И впрямь - в огромной неопределенной жизни все, что остается - это хоть как-то чухаться.

(no subject)

Итак, в начале лета таксист при виде меня с котом спросил: "Пердит?", поскольку до этого возил даму, кота и его метеоризм.
И вот недавно ехала в такси, лицо водителя показалось знакомым. Под конец поездки меня осенило. "Это же вы возили женщину, у которой кот пердел!" - на радостях выпалила я в глухой тишине. Вот так, без эвфемизмов, его собственным термином. Слово, не предназначенное для формальной обстановки, расправило плечи и прозвучало с похабной вибрацией: перрррррдел.
А водитель ответил: "Да нет... Такого опыта у меня не было". И после моих смущенных объяснений добавил: "Значит, скоро будет..."

* * *

Сестра Женя позвонила Максу, пока шла по улице. Макс потом рассказал:
- Говорит: "Ой, я тут рядом с дорогой иду, а ветер платье подымает - и трусы видны!" Я говорю - ну так не надевай трусы в следуюший раз, чтоб не было видно. Заправить платье в трусы тоже отказалась. Видать, не сильно ее и волновал ветер.

* * *

Сестра Женя рассказала, что с ней пытался познакомиться какой-то пикапер.
- Пикапер? Ну и имя! - сказала бабуля.
- Это от слова "пикап" - искусство соблазнения, - вмешалась Женина мама.
Когда Женя не ответила на несколько звонков, пикапер (как всякий искусный соблазнитель) написал: "Ты красивая девчонка... но пошла ты в жопу!"

Через пару дней мы с бабулей и Женей сидели в кафе. Подошел хмурый официант лет пятидесяти.
- В прошлый раз вас не было, - сказала бабуля, - и мы так скучали! Всё думали, где же наш любимый мужчина?
Тот расцвел и весь вечер был светел и ласков.
Выйдя из кафе, бабуля многозначительно сказала:
- Пикап!

* * *

Мы снова переехали. Теперь из окна видны тополя, просторное небо и сладостно облезлая пятиэтажка. На дверях лифта маркером нацарапано "Мусоришь в подъезде - признаки быдла!", из чего следует, что здесь живут интеллигенты. На потолке лифта не хватает моей любимой надписи "Хули голову задрал?", но какие наши годы.

Кажется, это был самый хаотичный переезд. Позвонили грузчики, я ушла запереть котов в дальнюю комнату. А когда вернулась, в коридоре одновременно сновали ребята с коробками, незнакомый мужчина, решивший, что мы можем сдать ему комнату, раз все равно выезжаем, и рыжий соседский песик. "Привет, собака!" - обалдело сказала я. Наш дружбан Денис услышал это из соседней комнаты и был заинтригован, кого это я так любезно встречаю.

А потом, уже на новом месте, мы жрали пиццу и пили пиво, а кот Буренчик наматывал круги по комнатам и неумолкно вопил. Денис предположил, что он кричит: "Чувакиии! У нас квартиру украли! Я тут один это понимаю?"

* * *

Такой богатый октябрь. Новые места, чужой теплый дождь, смех, потоп, тревоги и даже проблеск лета, когда серо-синяя сырость расступилась и Макс зачитывал прогноз:
- С понедельника по среду будет плюс двадцать один. А в четверг уже похолодает.
- До скольки?
- До плюс двадцати.
Всякий раз это чудо воскрешения. Лето возвращается - хрупкое, прозрачное, но живое. И уже ничего от него не хочешь - только бы запомнить теплый луч, впечатавшийся в затылок.
Через сутки наступит ноябрь, и я начну отсчет дней до апреля. (Чувствую себя оптимистом уже на словах "через сутки".)

(no subject)

За мной и котом Шнапсом приехало такси. Водитель вместо приветствия сказал:
- Пердит?
Я не веря ушам переспросила.
Оказалось, на днях он возил женщину с котом, страдающим метеоризмом.
- Может, хозяйка просто на кота сваливала? - спросила я.
- Та не, - с тоской ответил таксист.
- Может, это вы на кота сваливали? - не спросила я.
В пути Шнапсик заголосил. Водитель тоном человека, который хаживал и долиной смертной тени, приговаривал:
- Та ничего, пусть мяукает... Это не страшно.

* * *
Делюсь с Кижаевым, что, оказывается, автор фразы "мир ловил меня, но не поймал" - Григорий Сковорода, и эти слова он завещал написать на его могиле.
- И тут мир накрыл его крышкой, - сказал Кижаев.

* * *

У Саши Б. не речь, а шелк и мрамор. Гладкие фразы увенчаны словами "пафос" и "концептуально". Однажды на деревянном потолке я четко различила свиной пятак, на что Кижаев сказал "подобное видит подобное", а Саша толкнул очередной вензель, где фигурировало слово "ипостась". Тем приятнее было, когда минуту спустя (ипостась еще на губах не обсохла) он сказал об одном знакомом: "напился в три пизды".

* * *

В песне Сплина на стихи Маяковского есть строчка "Помнишь, за этим окном впервые руки твои исступленно гладил?" Ее надрыв легко свести на нет при помощи всего одной буквы. "Бруки твои исступленно гладил" - и вот вместо почерневшего поэта у нас неистовый одесский портной.

* * *

Бабуля вышла из кухни, оставив дядю Сашу у плиты с гроздьями наставлений.
- Ох и бабушка, - сетовал дядя Саша, - все ей нужно проконтролировать. Конечно, еще неизвестно, какими мы сами будем в этом возрасте... Но думаю, - с неожиданным воодушевлением продолжил он, - что мы будем гораздо, гораздо хуже!

* * *

Из полукруглого прозрачного офиса вышла молодая пара, а пожилая женщина у входа махала им вслед платком. Печально, едва шевелясь, затем все более пылко, даже яростно. Наконец амплитуда прощания увеличилась настолько, чтобы стало ясно: женщина протирает стеклянную дверь.

* * *

Весь день провела с копьем в голове. И вот только его вынули, а уже и спать пора, да еще и (почти) самая короткая ночь в году. Летом так сложно не жадничать, скаредничать, скупердяйничать, алтынничать и прочие -чать.

(no subject)

Женщина в автобусе сказала, что ее дочери-школьнице вручили на день рождения котенка, а та разрыдалась, потому что хотела змею. Вот это уровень!

А самую трогательную реакцию на подарок я видела у сотрудника Лёши. Он играет в футбол, и мы подарили ему защитные щитки, которые пришли по почте в большой коробке из-под яиц (символично) и лежали в обширном облаке целлофана.
Лёша распаковал коробку, зарылся в облако, поднял восторженное лицо и воскликнул: "Огонь! Отличная идея!" А потом зарылся чуть глубже и сказал: "А, так там еще и что-то полезное?" Кажется, сначала он решил, что получил здоровенную коробку целлофана, и оценил нашу изысканность.

* * *

В гости приехал А., как всегда взъерошенный и стреляющий идеями. Посреди разговора о черешне и сезонных овощах вдруг говорит:
- Знакомый сантехник сказал не выбрасывать кредитные карточки - мол, ими можно заклеить лопнувший барабан в стиралке. Теперь мама требует у меня эти пластиковые карточки...
- А что, у твоей мамы барабан треснул? - спросил Макс.
- Нормальный у моей мамы барабан! Это ведро строительное лопнуло... Но вообще не совсем понятно, как этой карточкой чинят барабаны.
- Что непонятного? Берешь карточку, предъявляешь в магазине - и тебе дают целую стиралку.

Напомнило, как несколько лет назад, когда у Макса начались проблемы с суставами, ему посоветовали обратиться к бабкам за травами и заговорами. Оставшись вдвоем, мы дали волю скепсису, но потом отчасти согласились: бабки-то и впрямь необходимая вещь!

* * *

Котик Шнапс открыл шкаф, достал оттуда плед, вывалил на пол и уютно увалился сверху. Когда отвлекся на еду, я спрятала плед обратно. Вечером Шнапсик шипел на закрытый шкаф. Отдай шшшплед!

Вообще он очень разговорчивый - здоровается, прощается и просто трындит. Однажды я из дома участвовала в созвоне с заказчиками. Одна из них выдвинула предложение и спросила:
- Что думаешь, Ричард?
Возникла пауза, и тут, конечно, заверещал Шнапсик.
- Кто мяукает? - спросила заказчица.
- Извините, это был я, - сказал Ричард.

* * *

Перед сном, в тревожной темноте, вдруг вспомнила, что прочла, как в средние века прокаженные ходили с трещотками, чтобы заранее дать о себе знать.
- Да, я это знал, - говорит Макс. - А проказа заразна?
- Передается из отделяемого носа и рта при тесных контактах.
- То есть, если просто чихнуть, то не заразно?
- Наверное, если чихнуть в рот, можно и заразить. Или если больной оближет трещотку и даст ее облизать здоровому.
- Не знаю, какой здоровый человек стал бы облизывать трещотку. Ладно еще больной - с целью заразить. Но здоровый? Зачем? Разве что на спор. "А слабо тебе облизать трещотку?"
- "Не слабо!" - "Окей, а слабо тебе облизать трещотку, которую уже облизал прокаженный?"

* * *

С., который в последние месяцы возводил дом, сообщил, что сломал ступню.
- Строил что-то? - спрашиваю сочувственно.
- Ломал!

* * *

Обнаружила, что проспала как минимум ночь на ноже-мультиинструменте, еще и вытащив из него шило. Тест на принцессу провален, зато шило в жопе доказано.

(no subject)

Таксист кивнул на кавказское кафе у моего дома:
- Вы там были? Очень хорошее место! Еда вкусная, и музыка хорошая.
- Да, музыку мы слышим отчетливо.
- Очень, очень хорошее место! Отец отмечал там юбилей и устроил конкурс. Кто правильно отвечал на вопрос - получал в подарок какую-то его вещь. И вот мне он отдал свои запонки и булавку для галстука! Такие красивые! Я их всегда очень любил, все заходил к нему и смотрел. Теперь вот лежат на видном месте... Но знаете, что интересно? За пять лет так ни разу и не надел. Рубашку подходящую никак не куплю.
- Ну, если вещь любимая, можно просто смотреть.
- Вещь любимая. Да это же я их ему и подарил!

* * *

Однажды, лет в восемь, подралась с одноклассницей по неясной нам обеим причине. Она потягала меня за ухо до багряного блеска, я швырнула ей в голову сапог с надписью ЛЕВЫЙ. Отмудохали друг друга и помирились на следующий же день. Недавно узнала, что она стала мастером спорта Украины. Подумать только, дралась с мастером спорта. Мое высшее достижение в физкультуре!

* * *

Кот Буренчик устроил мне минуту озарений. После взятия крови на анализ рванул в переноску, но от усердия не попал в дверцу. Здесь я поняла: можно так яростно чего-то хотеть, что слепнешь у самой цели. Найдя наконец вход, Буренчик засел в дальнем углу переноски и мрачно вылизывал лапу, протертую спиртом. Непостижимым образом, не отрывая язык от лапы, он успевал еще и гневно вещать. Так котик явил редкий дар одновременно действовать и ныть.

* * *

Кот Шнапс выпрашивает еду мармеладным голосом. Проснувшись под роскошь модуляций, я буркнула:
- Киркоров.
- Почему же Киркоров? Может, Меладзе, - сказал Макс.
Посмотрела на круглые Шнапсиковы глаза, яркий взволнованный нос, полосатые щеки. Макс прав - невыносимый миладзе!

* * *

В моих снах друзья и семья нередко говорят стихами.
Так, Араик однажды сочинил: "На вечеринке у Иринки у всех расстегнуты ширинки".
А Макс произнес: "Адмирал Колчак обмарал стульчак."
А Кижаев сложил крупное стихотворение, в котором первая строка была так гениальна, что его друзья не могли перейти к следующей. Ходили, талдычили эти слова и повторяли: дааа... кто бы мог подумать, что он такой тонкий человек. Проснувшись, я спешно записала гениальную строку. Она звучала так: "У тебя в чертежах подавилась обратная очередь..."

* * *

Позавчера наконец убрали елку. Я бы тянула еще, тем более, наш собственный рекорд далеко не побит (однажды вынесли в январе уже следующего года). Но елка потеряла терпение и начала раздеваться сама, роняя шары, как слезы.
Весь вечер потом находила иголки в бровях, котах и за пазухой. Впервые в жизни кольнуло в сердце!

* * *

Днем бело-зеленые взрывы на улицах, вечерами горячее небо и река-молоко. Голова упоительно пуста, и в нее помещается вся необъятная весна.
лестница, собака

(no subject)

Заполняя классный журнал, мама спросила сестру Женю, какой это день - 24 января. Та сходила к компу и, сияя, сообщила: 24 января - всемирный день эскимо.

* * *

Говорила с мамой по телефону.
- Передавай привет. Большой, - сказал Макс, который в это время измерял рулеткой шкаф. Развел руки в стороны и уточнил, - Сто сорок сантиметров.

* * *

Сидела в очереди к ветеринару. Пришла веселая шумная женщина забрать кошку после операции.
- Рекомендации простые - не ронять, не простужать, - говорила ветеринар.
- Не ронять... То есть, сразу не выбрасывать, да? - сказала женщина.
Заполняя документы, ветеринар спросила:
- Так, это кто у нас?
- Кошка.
- Это понятно. А зовут как?
- Кошка. У нас их четверо: Кот, Кошка, Серый и Белый.
- Странно, что у вас еще нет гусей, - пробормотала ветеринар.

Другая женщина на вопрос, как зовут кота, ответила:
- Гоша. Знаете, долго думали - и вот такое имя выбрали.
(Может, и те долго думали перед тем, как выбрать имена Кот, Кошка, Серый и Белый.)

* * *

На излете зимы у нас гостил Дима, брат Макса. В одно сумрачное утро вырубили электричество, и от безысходности мы все разбрелись дремать. Просыпаемся - лампочка горит, а с дивана в соседней комнате Дима важничает:
- Конечно, как я свет вам вернул - так вы и повскакивали.
- Ой, спасибо! А как ты его починил?
- Подождал.

* * *

Таксист раздражался в ответ на бесстрастный голос навигатора:
- Вот без тебя бы не разобрался, где повернуть!
- Сам знаю! Я в своем родном районе!
- Я, по-твоему, совсем дурак?
В конце пути я спросила, почему он не выключит голосовые инструкции.
- Да не знаю как! - рявкнул водитель.

* * *

В фильме "Фантастические твари" белокурая героиня томно восклицает:
- Ах! Ваш дедушка держал голубей!
- А мой - пускал, - с тем же придыханием продолжил Макс.

* * *

Максовому племяшу, тоже Максу, четыре года. Светлоголовый, добросердечный, помешан на электроприборах и проводах. В его арсенале есть полезные фразы для похода в гости - мотайте на ус:
- Можно я это посмотрю? Только мне насовсем.
- Можно я возьму роутер? Он же вам не нужен.
- Я заберу этот тестер. Он мне нравится больше, чем тебе.
Как-то застеснялся и попросил свою маму озвучить просьбу, которую сейчас нашепчет ей на ушко.
- Максик спрашивает, не хотите ли вы подарить ему удлинитель, что лежит у вас в спальне.
- Нет! - запротестовал племяш и шепотом внес правки.
- Максик говорит, слово "хотите" было лишним.

* * *

Собирала рюкзак, взрываясь от счастья: бабуле восемьдесят семь, а я везу ей ярко-красную помаду и четыре тома Анжелики. Помаду выбирала вырви-глаз, самый громкий цвет в магазе.
А бабуля, открыв подарок, сказала:
- Оттенок, конечно, спокойный, но к некоторым моим одеяниям подойдет.

* * *

Я думала, бабуля никогда уже не выберется к нам - большое расстояние, непредсказуемое сердце. А она взяла и решилась. Приехала без провожатых, разминулась с мамой, встречающей ее с автобуса. Сквозь темноту и дождь дошла до подъезда и расположилась на ступеньках, подстелив газету с кандидатом в президенты (теперь можно считать, что одно полезное дело он сделал). Сидела, ожидая маму, и чувствовала себя свободной и счастливой.

Грандиозный подарок жизни - очередное "никогда уже" разбилось, как звонкая ледяная пластина. Я помню все такие опровержения. Сидишь с пустой и легкой головой, и невероятный вихрь умещается в короткие слова:
бабуля здесь
море и пустота
котик снова ест

(no subject)

Прямо сейчас наблюдаю за крошечным пауком на невидимой паутине, свисающей с потолка. Трудяга сплел двухметровую нить, кропотливо перебирал лапами, сверялся с расчетами, пока наконец не приземлился на ухо кота Буренчика. Оттуда в панике рванул обратно, будто прилетел колонизировать необитаемую планету, а та оказалась населенной чудовищами. Затем последовала неудачная высадка на мою руку, и вот наш герой возвращается в родные просторы потолка. Он обескуражен, но не сломлен, к тому же, в задних ногах уносит пылинку. Пусть экспедиция провалена, ему удалось получить образцы!

* * *

После таких захватывающих приключений как-то неловко писать о своей обыденной жизни, но я попробую. У нас все праздники лежат великолепные снега. Несмотря на ларьки и будку сапожника (где, судя по посетителям, выбор бухла гораздо шире, чем в ларьках), снег под нашими окнами остается нетронутым. На днях в нем купалась крупная черная собака. Каталась на спине, сверкала белой полосой на брюхе, юродиво улыбалась. "Иди сюда!" - позвала я Макса. - "Здесь песик такое вытворяет!" Пока он добрался до окна, собака уже вскочила на лапы и, нахмурясь, ссала на снег. "Интересное зрелище", - заметил Макс, - "не зря шел".

* * *

Вспоминаю, как в юности пыталась сделать торт, но забыла положить желатин, из-за чего получилась сладкая каша. Но маме и сестре Кате понравилось (или они были просто добры).
- И я еще не раз делала им такую кашу, - подытоживаю я.
- А я поросятам корм запаривал... - мечтательно отвечает Макс.

* * *

На работе Наташа, прочтя резюме соискателя, говорит, что он описал себя словом, которое ей пришлось гуглить.
- И что за слово?
- Прааативный!
Миг ошеломления - зачем описывать себя этим словом, а главное, что там гуглить - и мне поясняют, что на самом деле Наташа сказала "проактивный".

* * *

Таксист чертыхается, угодив в очередную колдобину, скрытую под снегом. Выводит теорию о том, как плохие дороги способствуют высоким продажам водки. И вообще, по его рассуждениям, все в мире способствует высоким продажам водки (даже не берусь оспаривать).
На ледяной дороге голуби сливаются в пылких объятиях, не замечая гудков. Я удивляюсь их страсти и бесстрашию.
- Эрос и Танатос, бля, - объяснил таксист.

* * *

Рассказала Кижаеву, как котик Шнапс долго копался в толчке, вылез и тоненько пропел:
- Ой-вей!
- Копался-копался - и откопал еврейские корни, - сказал Кижаев.

* * *

Некоторое время назад мне приснилось, что Шнапс стучит на нас в белорусский КГБ. Я дремала на животе, он топтал мою спину лапами, и мне казалось, будто это он набирает донос на печатной машинке. (Впоследствии, когда Макс жаловался, что Шнапсик любит его меньше, я советовала отрастить усы и обещала звать его Бацька.)

Кстати, имя Шнапс оказалось удобным: когда кот ведет себя по-мудацки, можно звать его Тошнапс. А в ветклинике его недавно записали как Шнабс. Господин Шнабс-капитан!

И еще об именах. Сотрудница Юля рассказала о женщине с шестью котами, которых (если я ничего не путаю) зовут Принцесса, Король, Царь, Граф, Герцог и Падлюка.

А Денис как-то сказал, что лучшее имя кота, о котором он слышал, это Пиксель.
- Что в нем хорошего? - спросил Кижаев, и сам же ответил. - А то, что Пиксель бывает битым!

* * *

Тем временем, паук замыслил новую миссию и топчется в воздухе у моего носа. Э нет, дружок, никаких образцов!

(no subject)

Июль - такая пора, когда идешь в магаз за бытовой химией, а возвращаешься с холодным пивом. Не доместос же пить вечером.

А вечер сегодня был серый с золотыми нитками. По пути в магаз я сделала крюк. Если есть улицы, зовущиеся сердцем города, где-то должна быть его печень. Там я и прогулялась. Потертые дома с апоплексическим румянцем, размытые дороги, непроходимость кустарников, мусорная мозаика. На ветках выгорает белье, на лавках - люди, и они уже никуда не торопятся. Женщина с перламутровыми веками сказала своему спутнику:
- Я ту суку как увижу - приказываю себе: молчи... молчи! Но не здороваться же тоже нельзя. Говорю "привет" - и всё... (махнула рукой) Дальше уже такие слова говорю, шо Тютчеву вашему не снились.

Сразу вспомнила, что у меня был знакомый С. - огромный, носатый, сумрачный. Выпив пару стаканов, он расцветал. Но затем наступал неизбежный стакан, после которого его буйно рвало. (Как-то он, посмотрев на отражение в утреннем зеркале, сказал: "Вечно блюющий эсминец".)
Как будто этого мало, к тридцати годам С. был еще и четвертый раз женат. Однажды он признался, что снова неудачно. "А зачем все время жениться", - спросил кто-то вяло. С. обвел всех выцветшими за ночь глазами и сказал:
- А я вот понял. Я понял, почему у меня вообще все так!
- Оптимизм? Мазохизм? Склероз...изм?
- Нет же! - с негодованием ответил он. - Просто не люблю останавливаться.
И вдруг теперь я понимаю это желание завершить каждый цикл. Спокойнее смотреть на вращение колеса, чем на падение кирпича (впрочем, смотря на кого).

Память о цикличности помогает принять то, что июль - полумертвое лето. Ввинчивая взгляд в зеленое безумие, я уже осознаю, какая это тающая роскошь. Такая же, как когда папа говорил "мы гулять" - и можно было посмотреть в окно, а там крупный мужчина вел дерзкую соплю на поводке, и перед ними лежало зимнее поле. (Я помню всех, всё, даже тот невозмутимый снег. Одно за другим ложится, как еловые лапы, в яму, и с каждым годом она теряет глубину и становится все мягче.)

На самом деле, мне нравится, как тут все устроено. Конечность, уязвимость, пронзительность, непостижимость - четыре колеса, на которых легко катиться с горячей июльской горы в темные ебеня. Всякая печаль - лишь рябь на воде. Я дошла до магазина, а там над овощными россыпями женщина выговаривала подростку, что он плохо готовится и не поступит в музучилище. "Ты же родился с музыкой в сердце", - прошипела она, потрясая тощим кулачком. "Я родился с гитарой в жопе", - отвечал подросток.
Жизнь хороша тем, что элегическое настроение долго не носится.

Лет десять назад мы с Максом решили пересмотреть "Гардемарины, вперед". Я видела только в детстве и очень предвкушала, особенно песню "Как жизнь без весны", помня, какой там щемящий видеоряд с болотами, рассветами, березами.
И вот мы у экрана, начинается песня, в груди тесно. А у нас тогда был старый ламповый монитор. С первым же куплетом на него влез кот Бурёнчик и сел с кислым лицом. Всю песню он уныло смотрел в окно, драматически качнул головой на словах "увы, не предскажешь беду", кивнул со знанием дела на "дороги любви у нас нелегки", мёл худым хвостом по щекам Софьи и Алёши. Мы изнывали от ржача до последнего звука. Словом, легко быть счастливым в мире, где эволюция соорудила такие славные качели от осознания к смеху.

(no subject)

Водитель такси, переспросив адрес, говорит:
- Я этот район как свои пять пальцев знаю! Без всяких навигаторов скажу. Это же зеленый дом возле цирка?
- Нет, бежевое здание возле оперного.
- Точно! Поворачиваем за оперным?
- Перед оперным.
- Ну да. И потом налево?
- Направо.
- И там кардиоцентр?
- Нет, офисное здание.
- (помолчав) Прекрасный район, я там полжизни прожил! Расскажу, как его застраивали. Вы же не знаете!

Сразу вспомнила рассказ сестры Жени о том, как кот Шнапсик сиганул с дивана на стеллаж, промахнулся и жирной тушей рухнул обратно. Заметил, что Женя на него смотрит, и давай кокетливо вертеться с боку на бок и искрить глазами. Главное - сохранять уверенность.

* * *

Другой водитель рассказал, что попалась трудная клиентка. Хотя он ехал по навигатору и несколько раз повторил, что и без карты знает дорогу, женщина весь путь указывала: "направо. теперь налево. тут объезжаем. а здесь прямо. прямо. и опять прямо. прямо. продолжаем прямо."
- Салам алейкум! Что с такой делать? - вопрошал водитель. Речь у него мягкая, смазанная, варенье из инжира.
Говорит, сначала хотел выйти из машины, сесть рядом с ней и предложить: вот вы и ведите. Но это же обидно. Поэтому напоследок просто сказал:
- Такой вы человек, что состаритесь - даже внуки не захотят быть рядом.
- А это совсем не обидно, - говорю.
- Да, она расстроилась, - удивленно ответил водитель.

* * *

Под окном у нас пивные ларьки, будка сапожника и пенек. Пенек - место рандеву и дискуссий. На рассвете окружен окурками и зелеными стеклами, точно восторженными слушателями. В остальное время с пенька передают, что Наташка-то не выдержала и своего бросила, Владик требует планшет, а бутылки какая-то падла не донесла до мусорки.
Но недавно в вязкой вечерней тишине за окном сказали:
- Объект, принадлежащий этому классу...
- Ты слышишь, слышишь? - разволновалась я. (Шутка ли - на пеньке развернул деятельность клуб разработчиков!)
- Слышу, - флегматично отозвался Макс.
Оказалось, это был какой-то ролик на его компе. А пенек пока работает в прежнем режиме. А у меня за пару секунд дважды поменялась картина мира.

* * *

Рассказываю Максу сон - в зимнем полумраке убегаю по району детства от нежити, что способна в секунду обглодать человека до костей. Мои ноги каменные, а нежить прыткая, и лицо ее все злораднее. Господи, не оставь меня! - вдруг проносится в голове мысль, а следом за ней другая - вот и весь твой атеизм.
Удалось оторваться, но у самого подъезда на меня бросается громадный пес. В моих руках лишь пакет с банкой сгущенки, им я отбиваюсь, и зубы пса увязают в сгущенке...
- Ты купила сгущенки, чтобы сделать мне вафельный тортик? - перебивает умиленный Макс.

* * *

Бабуля и Женя пошли в гости к Л.Н., бабулиной подруге девяноста с лишним лет от роду. Женя поделилась, что съездила в Одессу. Расхваливала архитектуру и уютные дворики. Л.Н. прервала ее:
- Сейчас я расскажу тебе, что такое Одесса.
Женя ожидала серию занимательных фактов, но Л.Н. продолжала энергичным учительским голосом:
- Значит, слушай. Одесса - это море людей, море блядей, море воров, море жидов!
- Лида, не матерись, - просила ошеломленная бабуля.
- У меня такое чувство, что вы надругались над моей Одессой! - сокрушалась Женя.
(А я представляю себе путеводитель от Л.Н., советского педагога и тихого омута.)

* * *

Забрали с Женей бабулю с танцев в парке. На остановке встретили бабулину знакомую, даму лет восьмидесяти с ясными синими глазами.
- Дуся, а куда вы едете? - говорит бабуля.
- Домой! Куда ж я еще могу?
- А может, на свиданьице?
- Да ну! Какая в моем возрасте любовь? Что от меня сейчас мужику может понадобиться? Только моя хата да моя волохата!*

*волосатая - (укр.)

* * *

Лайфхак от бабули:
- Раньше я очень раздражалась, когда что-то не кладут на место. А теперь думаю: это лишний стимул встать и навести порядок. В моем возрасте каждое движение полезно. Вот только рассержусь - сразу говорю себе: Зоя, стимул!
Велик тот полководец, что способен врага превратить в союзника.

* * *

Неподалеку от офиса есть музыкальный фонтан. Однажды он молчал, но был особенно свеж, небо налилось фиолетовым, люди замедлились. У бортика фонтана зависло два мужика в тугих майках. Обсуждали, что какому-то Андрюхе пора дать по яйцам.
- А его корешки?
- Да лошары!
- Ну, завтра соберемся... побеседуем...
Так и стояли, мягко светя в сумерках цепурами и недобрыми ухмылками.
Вдруг фонтан ни с того ни с сего заиграл главную тему из "Секретных материалов".
- Эээ... Пойдем отсюда, - заторопились мужики.

Им еще повезло. А нам довелось услышать это на вершине горы, когда мы пытались разжечь костер в сырой темноте и свистящей пустоте. У кого-то, понимаете ли, сработал будильник. Уже не помню, кто это был, но однозначно какой-то ментальный крепыш.

* * *

А вообще июнь, и как бы ты ни жил, катаешься по зеленой перине бессмертия. Все, что раньше требовало усилий, теперь дается легко, и радость льется в бесконечный золотой стакан.
Иными словами, меня прёт!